Заболеваемость бруцеллезом

Содержание:

О заболеваемости бруцеллезом Текст научной статьи по специальности «Медицина и здравоохранение»

Похожие темы научных работ по медицине и здравоохранению , автор научной работы — М.И. Чубирко, О.М. Гунина, Л.П. Усачева, Т.Н. Платунина,

Текст научной работы на тему «О заболеваемости бруцеллезом»

Материалы X съезда ВНПОЭМП, Москва, 12-13 апреля 2012 г.

Инфекция и иммунитет

Выводы. Природные очаги орнитоза приурочены к миграционным путям диких перелетных птиц. Основными трансконтинентальными переносчиками инфекции являются представители семейств: утиные, чайковые, поганковые и врановые (грачи). Из антропургических очагов наибольшее эпидемическое значение имеют городские очаги. Природные и антропургические очаги взаимосвязаны. Низкий уровень заболеваемости населения края на фоне достаточно высокой пораженности синантропных птиц указывает на необходимость повышения квалификации медицинских работников по диагностике орнитоза.

СОВРЕМЕННОЕ СОСТОЯНИЕ И ЭПИДЕМИОЛОГИЧЕСКИЙ ПРОГНОЗ ПО ПРИРОДНО-ОЧАГОВЫМ И ОСОБО ОПАСНЫМ ИНФЕКЦИЯМ НА ТЕРРИТОРИИ ЯКУТИИ В УСЛОВИЯХ ИНТЕНСИВНОГО ПРОМЫШЛЕННОГО ОСВОЕНИЯ РЕГИОНА (МЕГАПРОЕКТЫ) И ГЛОБАЛЬНОГО ИЗМЕНЕНИЯ КЛИМАТА В.Ф. Чернявский1, И.Я. Егоров1, В.Е. Репин2, О.Н. Софронова1, О.И. Никофоров1, Н.А. Антонов1 1Федеральное бюджетное учреждения здравоохранения «Центр гигиены и эпидемиологии в Республике Саха (Якутия)», г. Якутск; 2Учреждение Российской академии наук Институт химической биологии и фундаментальной медицины Сибирского отделения РАН, г. Новосибирск

Антропо-техногенный пресс может обусловить «пробуждение» потенциальных очагов природно-очаговых инфекций, которые привязаны к медико-географическим зонам Якутии с определенной медико-экологической напряженностью и исходным ранжированием состояния здоровья населения (низкий — до 0,9, пониженный — 0,90—0,95, средний — 0,96—1,05, повышенный — 1,06—1,3 и высокий — более 1,3). В урбоценозах (мегапроекты) формируются новые ландшафты и социо-демографические связи.

На базе Референс-центров (новые технологии) расшифрованы вспышки: псевдотуберкулеза и кишечного иерсиниоза, гемморагической лихорадки с почечным синдромом; диагностированы случаи лептоспироза; доказана эпизоотическая роль ра-бического вируса (классического — уличного и арктического); установлены носители возбудителя эризипелоида (комары) и зарегистрированы случаи местной малярии. Впервые выполнен цикл работ на предмет сохранения микробиот в условиях вечной мерзлоты, получены уникальные результаты в микробиологических исследованиях «Мамонтовой фауны» (обоснованы научно-прикладные эпидемиологические и биотехнологические выходы), классифицирован спектр циркуляции возбудителей арбовирусных инфекций (комариные лихорадки), описаны локальные очаги «птичьего» гриппа, зафиксирована миграция клещей (с ростом индекса присасывания нападения на людей от 2,45 до 6,21— 7,9 на 100 тыс. населения).

В пространственно-территориальную оценку природно-очаговых инфекций на территории Якутии вписываются традиционные зоонозы: сибирская язва, туляремия, бруцеллез и другие. К этому следует добавить, что автохтоны и экстерриториальные инфекции могут быть активированы через транспортные коридоры: инфраструктуры железных дорог, трубопроводы и развернутые сети ав-

томобильных трасс. Особо следует отметить возможный занос карантинных инфекций воздушным транспортом.

Проблема изменения климата не представляла бы прямой угрозы человечеству, если бы не формировались дополнительные признаки риска внутреннего и внешнего характера.

О ЗАБОЛЕВАЕМОСТИ БРУЦЕЛЛЕЗОМ

М.И. Чубирко, О.М. Гунина, Л.П. Усачева, Т.Н. Платунина

Управление Роспотребнадзора по Воронежской области г. Воронеж

Заболеваемость людей бруцеллезом в Воронежской области до 2008 г. не регистрировалась, территория являлась благополучной. В 2008 г. зарегистрирован 1 завозной случай, с 2009 по 2011 гг. выявлено 20 случаев заболевания, в том числе 17 случаев среди работников предприятия по откорму крупного рогатого скота ОАО «Маяк» (Воронежская область, г. Лиски, ул. Воронежская д.1) и 3 случая среди членов их семей (дети до 14 лет).

Заболевшие активно выявлены при обследовании по контакту с положительно реагирующими на бруцеллез животными 805 работающих на предприятии и членов их семей. Причиной заражения животных и людей бруцеллезом явилось то, что поступающий в течение 2009 г. на откорм молодняк (бычки, телки) из 20-ти субъектов Российской Федерации, в том числе из неблагополучных по бруцеллезу территорий (Ставропольский край, Республика Калмыкия, Волгоградская область), не карантинировался в течение 30 дней с проведением серологических исследований на бруцеллез, работники не были проинструктированы о правилах личной гигиены и использования средств индивидуальной защиты. При дифференциальном тестировании в НИИЭМ им Н.Ф. Гамалеи РАМН, выделенной ГУ «Воронежская областная ветеринарная лаборатория» культуры бруцеллы из абортированного плода от коровы — относится к виду В. abortus.

С целью оздоровления хозяйства, на заседании областной Чрезвычайной противоэпизоотической комиссии принято решение о полной ликвидации по -головья скота (14177 голов КРС) центральной усадьбы ОАО «Маяк» и проведении комплекса мер по санации помещений, территории. Постановлением администрации Лискинского муниципального района утвержден комплексный план противоэпидемических и противоэпизоотических мероприятий. Управлением Роспотребнадзора по Воронежской области передан материал в прокуратуру Воронежской области «О признаках преступления по ст. 236 УК РФ» (от 16.09.09 г. № 03/11467-30-09), принято решение о возбуждении уголовного дела по признакам преступления предусмотренного ч. 1 ст. 236 УК РФ. С 28.08.09 г. по 18.09.09 г. все дойное стадо на ОАО «Маяк» ликвидировано (397 голов), положительно реагирующие животные отправлялись на ЗАО-р «НП Борисоглебский мясоконсервный комбинат» для промышленной переработки на консервы.

Из 20 заболевших 13 человек получили возмещение материального вреда от 15 до 30 тыс. рублей, из них 7 человек оздоровились в санатории. Возмещение морального вреда 15 тыс рублей выплачено 9 заболевшим.

О заболеваемости бруцеллезом в Российской Федерации Текст научной статьи по специальности «Медицина и здравоохранение»

Похожие темы научных работ по медицине и здравоохранению , автор научной работы — Г.И. Лямкин, Н.И. Тихенко, Е.А. Манин, Д.В. Русанова, С.И. Головнева, С.В. Вилинская,

Текст научной работы на тему «О заболеваемости бруцеллезом в Российской Федерации»

Материалы X съезда ВНПОЭМП, Москва, 12-13 апреля 2012 г.

Инфекция и иммунитет

менением коммерческой тест-системы «Боррелиоз-ИФА-комби», (г. Санкт-Петербург) «Омникс», для дифференциального выявления антител классов M и G к возбудителям клещевых боррелиозов согласно инструкции производителя.

На основании полученных данных, следует сделать вывод о существовании активных природных очагов ИКБ на территории Омской области. Имея высокую степень эпидемического проявления, ик-содовые клещевые боррелиозы являются серьезной проблемой для региона.

РОЛЬ РЕГИОНАЛЬНОГО КАЛЕНДАРЯ ПРОФИЛАКТИЧЕСКИХ ПРИВИВОК В СНИЖЕНИИ ЗАБОЛЕВАЕМОСТИ КЛЕЩЕВЫМ ВИРУСНЫМ ЭНЦЕФАЛИТОМ В ЧЕЛЯБИНСКОЙ ОБЛАСТИ

С.В. Лучинина, Р.Р. Косарева, О.Н. Степанова, Л.И. Колесникова

Управление Роспотребнадзора по Челябинской области

В Челябинской области сохраняется многолетняя высокая активность природного очага клещевого вирусного энцефалита. Уровень заболеваемости клещевым вирусным энцефалитом в Челябинской области варьировал от 3,31 (2007 г.) до 5,84 (2011 г.) на 100 тыс. населения, при среднемноголетнем уровне 3,36, в том числе среди детей — от 2,8 до 3,8 на 100 тыс. детского населения, при среднемноголет-нем уровне 2,90.

С 2009 г. в региональный календарь, утвержденный приказом Министерства здравоохранения Челябинской области и Управления Роспотреб-надзора по Челябинской области включена плановая вакцинация учащихся первых классов. Благодаря реализации областных целевых программ вакцинировано 185 136 учащихся. Привитость учащихся вторых-четвертых классов в 2011 г. составила от 73,2 до 84,8%, по другим параллелям — около 50,0%. При анализе заболеваемости клещевым вирусным энцефалитом среди детей отмечено следующее:

— ежегодная вакцинация позволила снизить заболеваемость клещевым вирусным энцефалитом среди школьников в 2,2 раза и предупредить летальные исходы и осложнения;

— напряженность постпрививочного иммунитета у детей школьного возраста составила от 95 до 99%;

— снижение использования противоклещевого иммуноглобулина детям с профилактической целью с 91,1% до 86,8%;

— в структуре общей защищенности детей, пострадавших от укуса клеща, отмечена положительная динамика к росту числа лиц, имеющих прививку против клещевого вирусного энцефалита с 6,9% (2005 г.) до 10,7% (2011г);

— отмечен рост заболеваемости среди непривитых детей в возрасте от 3-х лет до 6 лет, посещающих детские дошкольные учреждения. Принимая во внимание вышеизложенное, а также

учитывая рост заболеваемости клещевым энцефалитом среди детей в возрасте от 3-х лет до 6 лет, с 2012 г. принято решение о введении плановой вакцинации детей с 3-летнего возраста. Таким образом, региональный календарь профилактических прививок позволил установить единую систему вакцинации против клещевого энцефалита и планомерно повышать иммунные прослойки среди детского населения.

ВЛИЯНИЕ МАССОВОЙ ВАКЦИНАЦИИ НА СТАБИЛИЗАЦИЮ ОЧАГА ТУЛЯРЕМИИ В КРАСНОАРМЕЙСКОМ РАЙОНЕ ЧЕЛЯБИНСКОЙ ОБЛАСТИ

С.В. Лучинина, Н.П. Уральшина, Л.Н. Киселева

Управление Роспотребнадзора по Челябинской области, г. Челябинск

В Челябинской области на протяжении десятилетий существует природный очаг туляремии на территории 11 муниципальных образований. Случаев заболеваний среди людей не регистрировалось. Единичные положительные результаты исследования внешней среды (погадки, сено, солома, грызуны) без выделения возбудителя бактериологическим методом свидетельствовали о сохранении низкой активности очага.

С 2005 г. природный очаг в Красноармейском районе стал проявлять свою активность. По данным эпи-зоотологического обследования Красноармейского района увеличилась инфицированность погадок в 2 раза (17,7%), возросло выделение туляремийных антигенов из объектов внешней среды в 4 раза (12,5%). Впервые за последние 15 лет бактериологически был выделен возбудитель туляремии (Francisella tularensis) от грызунов, что подтверждало нарастание эпизоото-логической активности очага. С 2006 по 2010 годы было зарегистрировано 7 случаев туляремии среди жителей района, из них 5 случаев в 2007—2008 гг. Все случаи заболеваний имели клинически бубонную, либо ангинозно-бубонную форму средней степени тяжести, что подтверждало преимущество контактного и фекально-орального путей передачи. Все заболевшие являлись жителями сельской местности и не отрицали возможного контакта с грызунами.

В целях стабилизации очага туляремии в Красноармейском районе Челябинской области в 2006 г. была принята программа по профилактике туляремии. Основным направлением в организации профилактических мероприятий была массовая вакцинация против туляремии населения района. С 2005 по 2011 годы всего вакцинировано 21 870 человек (53,8% населения), причем в населенных пунктах, где регистрировались случаи туляремии, привитость составила 72%. В 2011 г. случаи заболевания туляремией среди населения Красноармейского района не регистрировались.

По данным исследования напряженности иммунитета от 27,2 до 49,2% населения имеют титры к возбудителю туляремии. При этом эпизоотологическая активность очага несколько снизилась, но в 2011 г. выявилось 3,4% положительных результатов на выявление антител к возбудителю туляремии из внешней среды.

Вывод: с целью предупреждения заболеваемости людей туляремией массовую вакцинацию необходимо начинать при первых проявлениях эпизоотологи-ческой активности природного очага с обеспечением охвата прививками не менее 50% населения.

О ЗАБОЛЕВАЕМОСТИ БРУЦЕЛЛЕЗОМ В РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

Г.И. Лямкин, Н.И. Тихенко, Е.А. Манин, Д.В. Русанова, С.И. Головнева, С.В. Вилинская

ФКУЗ Ставропольский противочумный институт Роспотребнадзора, г. Ставрополь

В России ежегодно регистрируется увеличение количества людей впервые заболевших бруцеллезом:

Санитарная охрана территории

в 2009 г. — 409 человек (интесивный показатель (ИП) на 100 тыс. населения 0,29), в 2010 г. — 432 (ИП — 0,30), в 2011 г. — 487 чел (ИП — 0,34), в том числе и среди детей: в 2009 г. — 37 (ИП — 0,14), в 2010 г. — 37 (ИП — 0,14), 2011 г. — 55 (ИП — 0,21). Заболевания регистрировались в 48 субъектах 8-ми федеральных округов.

Наиболее неблагополучная по бруцеллезу обстановка ежегодно наблюдается в Северо-Кавказском (СКФО), Сибирском (СФО) и Южном (ЮФО) федеральных округах.

В 2011 г. в СКФО первичный бруцеллез диагностирован у 288 человек, в том числе у 37 детей (ИП — 1,13). В СФО заболело 77 человек (ИП — 0,39), в том числе 16 случаев среди детей (ИП — 0,41). В ЮФО зарегистрировано 59 человек (ИП — 0,43), в том числе среди детей 3 случая (ИП — 0,12). На долю этих трех федеральных округов приходится 87,1% случаев впервые выявленного бруцеллеза. На остальные пять федеральных округов приходится 12,9% больных бруцеллезом. Эпидемические осложнения по бруцеллезу в Российской Федерации являются отражением негативной тенденции развития эпизоотического процесса в результате распространения бруцеллеза среди сельскохозяйственных животных — крупного (КРС) и мелкого рогатого скота (МРС).

По данным Россельхознадзора в 2011 г. (11 месяцев) было выявлено 312 новых неблагополучных пунктов по бруцеллезу КРС и МРС, что на 18,3% больше, чем за аналогичный период 2010 г., из них: 273 неблагополучных по бруцеллезу КРС и 39 пунктов по бруцеллезу МРС.

Заболевания людей бруцеллезом регистрировались также в субъектах Российской Федерации, в которых по данным Россельхознадзора больные бруцеллезом животные не выявлялись (в Воронежской области — 13 больных, Томской — 10, в Самарской области — 2, в республиках Саха (Якутия), Татарстан, Магаданской, Московской и Кировской областях — по 1 больному бруцеллезом), что явилось следствием бесконтрольного перемещения больных сельскохозяйственных животных между субъектами Российской Федерации и ослабления контроля за проведением противобруцеллезных мероприятий.

Для стабилизации и последующего снижения заболеваемости бруцеллезом необходимо повышение уровня взаимодействия служб санитарно-эпидемиологического и ветеринарного надзора, а так же администраций муниципальных образований по профилактике бруцеллеза.

АКТУАЛЬНЫЕ ПРОБЛЕМЫ ЭПИДЕМИОЛОГИИ БРУЦЕЛЛЕЗА НА БЛАГОПОЛУЧНЫХ ПО БРУЦЕЛЛЕЗУТЕРРИТОРИЯХ

Е.П. Ляпина1, Н.А. Петренко2, А.А. Шульдяков2, Л.А. Варшамов1

ФБУН Саратовский НИИ Сельской гигиены Роспотребнадзора, г. Саратов; 2ГОУ ВПО Саратовский ГМУ им. В.И. Разумовского Минздравсоцразвития России, г. Саратов

На территории Российской Федерации эпидемиологическая обстановка по бруцеллезу остается неблагополучной о чем свидетельствует выявление ежегодно от 500 до 600 больных с впервые диагностированным бруцеллезом. Как правило, ухудшение эпидемиологической ситуации связано

с эпизоотическим неблагополучием. Однако, существует мнение, что показатели инфицированности животноводов нередко являются единственными информативными показателями эпидемиологического благополучия, особенно в условиях скрытой циркуляции возбудителя бруцеллеза и наличия не выявленных очагов инфекции. В связи с этим, полная и своевременная диагностика бруцеллеза у людей является важнейшей составляющей адекватной оценки эпидемиологической ситуации по бруцеллезу, прежде всего на территориях, признанных «благополучными». Именно здесь «успокоенность, снижение настороженности» в отношении бруцеллеза различных служб может привести к ухудшению эпидемиологической ситуации.

В Саратовской области, благополучной по бруцеллезу с 2000 г. периодически в хозяйствах выявляют больных животных, а впервые выявленного бруцеллеза, связанного с инфицированием на территории области с 2005 года — нет. К сожалению это не свидетельствует об эффективности противоэпидемических мероприятий, поскольку отмечается снижение уровня обследования по клиническим и эпидемическим показаниям. Так к 2010 г. охват обследованием животноводов, зооветработников и работников предприятий по переработке животноводческой продукции составил 29,3, 31,7 и 45% соответственно. Отмечается низкий уровень выявления серопози-тивных животноводов в неблагополучных по бруцеллезу скота пунктах. В 2010 г. при обследовании 329 животноводов, контактировавших с 432 больными животными (из них 240 — мелкий рогатый скот, выделявший В. melitensis) инфицированность составила 1,5%, больных не выявлено, а в 2011 г. из этих хозяйств в клинику поступило 2 больных с клинико-лабораторными проявлениями уже хронического бруцеллеза.

Таким образом, для сохранения статуса «благополучная по бруцеллезу территория» необходимо четкое выполнение всех санитарно-ветеринарных и противоэпидемических мероприятий, совершенствование и активное внедрение в практику чувствительных методов лабораторной диагностики, оптимизация организационных и методических подходов.

РИСК ЗАНОСА ИНФЕКЦИОННЫХ БОЛЕЗНЕЙ НА ТЕРРИТОРИЮ КАРАЧАЕВО-ЧЕРКЕССКОЙ РЕСПУБЛИКИ С СОПРЕДЕЛЬНЫХ ТЕРРИТОРИЙ

О.В. Малецкая1, А.П. Бейер1, Б.А. Хапаев2, К.Х. Болатчиев2, С.В. Бескакотов2

1ФКУЗ Ставропольский противочумный институт Роспотребнадзора, г. Ставрополь; 2Управление Роспотребнадзора по Карачаево-Черкесской республике, г. Черкесск

Нами проведен анализ инфекционной заболеваемости на сопредельных с Карачаево-Черкесской республикой территориях. При этом из группы подлежащих официальной регистрации нозологических форм были отобраны острые кишечные инфекции (по признаку необходимости клинической и лабораторной дифференциации с холерой и в связи с угрозой массового распространения в случае заноса); природно-очаговые и зоонозные особо опасные инфекции (туляремия, бруцеллез, сибирская язва, лептоспироз) с целью оценки опасности их заноса

Роспотребнадзор (стенд)

Роспотребнадзор (стенд)

О заболеваемости бруцеллезом в Российской Федерации — RSS

Breadcrumbs

О заболеваемости бруцеллезом в Российской Федерации

О заболеваемости бруцеллезом в Российской Федерации

(по материалам ФКУЗ

«Ставропольский противочумный институт» Роспотребнадзора)

Бруцеллез остается одной из наиболее распространенных инфекций в группе особо опасных зоонозов, имеющих значительный удельный вес в инфекционной патологии человека. По уровню наносимого экономического ущерба бруцеллез продолжает занимать среди зоонозных инфекций одно из ведущих мест, а его ликвидация остается актуальной проблемой.

Происходящие изменения социально-экономического уклада в сельском хозяйстве в Российской Федерации и в сопредельных государствах, связанные с увеличением количества индивидуальных, крестьянских (фермерских) хозяйств, акционерных обществ, развитием малого и среднего бизнеса в сельскохозяйственной отрасли, продолжающаяся реализация сельскохозяйственных животных и продуктов животноводства с нарушением санитарно-ветеринарных норм и правил, активизация миграционных процессов населения и животных, способствуют ухудшению эпизоотической и эпидемической обстановки по бруцеллезу.

В этих условиях необходимо продуктивное взаимодействие таможенных органов, территориальных органов управления здравоохранения, санитарно-эпидемиологического и ветеринарного надзора по обеспечению эпизоотического и эпидемического благополучия по бруцеллезу среди сельскохозяйственных животных и предупреждению заражения людей.

В 2011 г. в Российской Федерации зарегистрировано 487 больных бруцеллезом людей (интенсивный показатель — ИП – 0,34), что на 11,4 % больше, чем в 2010 г. (432 больных, ИП – 0,30). Количество заболевших бруцеллезом детей в 2011 г. (55 человек, ИП – 0,21) по сравнению с 2010 г. (36 человек, ИП – 0,14) увеличилось на 34,5 %.

Больные бруцеллезом люди зарегистрированы на территории 36 субъектов Российской Федерации. Основная часть больных бруцеллезом (более 90 %) выявлена в Северо-Кавказском (57,8 %), Сибирском (21,0 %) и Южном (13,12 %) федеральных округах.

В Северо-Кавказском федеральном округе (СКФО) в 2011 г. бруцеллезом заболело 288 человек (ИП – 3,12). Наиболее высокая заболеваемость людей бруцеллезом зарегистрирована в Республике Дагестан среди взрослого (199 человек, ИП – 7,30) и детского (24 человека, ИП – 3,0) населения. Обращает внимание высокая численность детей, заразившихся бруцеллезом (43,6 % от общероссийской), что, вероятно, является следствием привлечения их к уходу за сельскохозяйственными животными в индивидуальных хозяйствах.

Высокая заболеваемость людей бруцеллезом свидетельствует о значительном распространении этой инфекции среди сельскохозяйственных животных в республике.

В Ставропольском крае в 2011 г. выявлено 76 случаев заболевания людей бруцеллезом (ИП – 2,81), из них 3 случая среди детей (ИП – 0,58). В 2011 г. в крае количество заболевших бруцеллезом по сравнению с 2010 г. увеличилась на 5,6 %. В остальных субъектах СКФО регистрировались единичные случаи заболевания людей бруцеллезом.

В Сибирском федеральном округе (СФО) в 2011 г. зарегистрировано 77 случаев заболеваний бруцеллезом (ИП – 0,39), в том числе 16 детей (ИП – 0,41). При этом, на Республику Тыва приходится более 50 % случаев среди взрослого населения (39 человек, ИП – 12,36) и 87,5 % случаев среди детей (14 человек, ИП – 13,48).

В Забайкальском крае и Новосибирской области выявлено по 10 случаев заболевания людей бруцеллезом, в остальных субъектах округа регистрировались единичные случаи заболеваний.

В Южном федеральном округе (ЮФО) в 2011 г. зарегистрировано 59 больных бруцеллезом (ИП – 0,43). Основная часть больных, 40 человек (67,8 %), выявлена в Республике Калмыкия.

В этой республике самый высокий в Российской Федерации показатель заболеваемости на 100 тыс. населения – 14,11. Среди детского населения зарегистрирован один случай заболевания.

В Волгоградской области бруцеллез диагностирован у 11 человек (ИП – 0,42), в том числе один случай заболевания среди детей. В остальных субъектах округа регистрировались единичные случаи заболеваний бруцеллезом.

В Приволжском федеральном округе (ПФО) в 2011 г. зарегистрировано 48 больных бруцеллезом (ИП – 0,16), в том числе 8 случаев среди детей (ИП – 0,14). Основная часть заболевших бруцеллезом – 33 случая (ИП – 1,56), в том числе 8 детей (ИП – 1,93) – зарегистрирована в Оренбургской области, что составило 68,8 % от количества больных в округе. До 2011 г. в Оренбургской области регистрировались лишь единичные случаи заболеваний людей бруцеллезом.

В Центральном федеральном округе (ЦФО) в 2011 г. заболевания бруцеллезом установлены у 7 человек (ИП – 0,02), трое из которых – жители г. Москва. В Орловской области, где за последние 5 лет не было зарегистрировано заболеваний бруцеллезом, в 2011 г. заболел 1 человек (ИП – 0,12).

В СФО число заболевших детей от общероссийских показателей составило 29,0%, из них в Республике Тыва дети составляют 87,5% от всех заболевших в округе.

Ведущими профессиями работников (как у мужчин, так и женщин), у которых был выявлен бруцеллез, являлись: ветеринарный врач – 24,48 %, рабочий по уходу за животными – 20,98 %, дояр – 13,99 %, ветеринарный фельдшер – 12,33 %.

Заболеваемость людей бруцеллезом зависит от пораженности бруцеллезом сельскохозяйственных животных.

По данным Росстата по состоянию на 31.12.2011 г. в Российской Федерации численность поголовья КРС составляет 20,1 млн. голов (в т.ч. коров – 8,9 млн. голов), МРС – 22,4 млн. голов, свиней – 17,3 млн. голов.

В общем поголовье сельскохозяйственных животных на долю личных подсобных хозяйств населения и фермеров приходится 54,7 % поголовья КРС, 58,4 % коров, 80,4 % поголовья МРС, 34,1 % поголовья свиней.

В 2011 г. по данным Россельхознадзора в Российской Федерации ежегодно выявляются пункты, неблагополучные по бруцеллезу КРС и МРС.

На территориях 33 субъектов было выявлено 316 неблагополучных пунктов по бруцеллезу сельскохозяйственных животных, из которых 277 среди КРС и 39 среди МРС. В неблагополучных пунктах бруцеллезом заболело 10583 головы КРС и 1887 голов МРС.

Наибольшее количество неблагополучных пунктов по бруцеллезу КРС зарегистрировано в Ставропольском крае (85), Астраханской области (76), Республике Ингушетия (22), в Ростовской области (10), в Республике Дагестан, Приморском крае и Саратовской области (по 7 пунктов), в республиках Бурятия и Калмыкия (по 6 пунктов), в Забайкальском крае и Республике Северная Осетия-Алания (по 5 пунктов), в Оренбургской области и Чеченской Республике (по 4 пункта). В остальных субъектах Российской Федерации зарегистрированы единичные неблагополучные пункты по бруцеллезу КРС.

Неблагополучные пункты по бруцеллезу МРС в 2011 г. зарегистрированы в Ставропольском крае (6), Орловской области (5), Красноярском и Приморском краях, Оренбургской области, республиках Хакасия и Дагестан (по 3 пункта), в Астраханской области (2 пункта). В трех субъектах Российской Федерации (Забайкальский край, Краснодарский край, Республика Калмыкия) выявлены единичные неблагополучные пункты по бруцеллезу МРС.

Наиболее неблагополучными территориями Российской Федерации по бруцеллезу животных являются СКФО, СФО и ЮФО.

Эти территории характеризуются разнообразием климато-географических условий, национальных особенностей и экономического уклада. Однако общим для всех является интенсивное развитие животноводства, сопровождающееся распространением бруцеллеза среди КРС и МРС.

Вместе с тем, заболевания людей бруцеллезом выявлялись в субъектах Российской Федерации, в которых, по данным Россельхознадзора больные бруцеллезом сельскохозяйственные животные не регистрировались (Воронежская, Кировская, Магаданская, Московская, Томская и Самарская области, Республика Саха (Якутия), Республика Татарстан), что свидетельствует о существовании скрытых эпизоотических очагов бруцеллеза.

Специфическая иммунопрофилактика людей, являясь мерой индивидуальной защиты, сохраняет свою актуальность при опасности заражения людей B. melitensis, при условиях строгого соблюдения показаний к применению вакцины и тщательного отбора контингентов с использованием наиболее специфичных и чувствительных методов диагностики (ИФА, проба Бюрне).

В 2011 г. в Российской Федерации было вакцинировано 2389 человек, ревакцинировано 1759 человек.

В настоящее время вопрос проведения специфической профилактики бруцеллеза среди угрожаемых контингентов остается особенно актуальным в связи с возросшим уровнем заболеваемости среди индивидуальных владельцев сельскохозяйственных животных и работников крестьянско-фермерских хозяйств.

В 2009- 2012 гг. Роспотребнадзором утвержден и введен в действие ряд новых нормативных документов, регламентирующих вопросы эпидемиологического надзора и лабораторной диагностики бруцеллеза у людей:

1. Санитарные правила СП 3.1.7.2613-10 «Профилактика бруцеллеза».

2. Методические указания МУК 4.2.2495-09 «Определение чувствительности возбудителей опасных бактериальных инфекций (чума, сибирская язва, холера, туляремия, бруцеллез, сап, мелиоидоз) к антибактериальным препаратам».

3. Методические указания МУК 4.2.3010-12 «Порядок организации и проведения лабораторной диагностики бруцеллеза для лабораторий территориального, регионального и федерального уровней».

Бруцеллез в нашей стране

Когда появился бруцеллез в нашей стране? Существовала ли эта инфекция у нас издавна или была завезена извне в сравнительно недавнее время? Если имел место такой завоз, то откуда и какие обстоятельства ему способствовали? Точного ответа на эти вопросы мы дать не можем, учитывая довольно противоречивые материалы о первоначальном выявлении бруцеллеза.

Первые единичные сообщения о заболеваниях мальтийской лихорадкой в России появились в годы, предшествующие первой мировой войне, и относились к Средней Азии. Одно заболевание, видимо завозного характера, было выявлено в Москве. Начиная с 1922 года вновь появились сообщения об единичных заболеваниях бруцеллезом в нашей стране. Они относились уже к Закавказью и Северному Кавказу. Создалось впечатление, что распространение бруцеллеза ограничивается южными районами страны.

Однако с начала 30-х годов стали поступать сообщения о вспышках бруцеллеза среди животных и людей на Украине, в Поволжье, Западной Сибири. Как правило, вспышки возникали во вновь организованных животноводческих хозяйствах или в уже давно существовавших хозяйствах после завоза туда новых животных. В ряде случаев удалось проследить завоз бруцеллезной инфекции с партиями племенных животных, закупленных за границей. Таким образом, есть основания считать, что в конце 20—30-х годов, возможно, происходил занос бруцеллезной инфекции с импортированными породистыми животными из-за рубежа с последующим распространением инфекции по стране при перегруппировках сельскохозяйственных животных.

Как бы то ни было, в начале 30-х годов возникла острая необходимость в проведении срочных ветеринарных и противоэпидемических мероприятий. Но недоставало научной системы в борьбе с бруцеллезной инфекцией. Особое значение имели экспедиционные работы Всесоюзного института экспериментальной медицины, проводившиеся на Северном Кавказе. В результате удалось разработать комплекс оздоровительных мероприятий, которые стали осуществляться в 1939—1940 годах.

В период Великой Отечественной войны распространение бруцеллеза увеличилось из-за больших перемещений скота. После окончания войны наступление на бруцеллез возобновилось. В арсенал борьбы с инфекцией вошли новые методы выявления зараженных животных, а также разработки вакцины для иммунизации людей и животных. Были упорядочены перемещения животных. В конце 50-х годов заболеваемость бруцеллезом животных и людей стала снижаться.

В 60—70-х годах на многих административных территориях СССР удалось добиться ликвидации бруцеллеза. Лучшие успехи были достигнуты там, где была высокая культура животноводства, более четко проводились ветеринарные и медицинские мероприятия. Однако и сейчас для некоторых районов страны борьба с бруцеллезом не снимается с повестки дня.

С медицинской точки зрения бруцеллез может обусловливать заболеваемость работоспособного населения, в первую очередь животноводов и работников предприятий, перерабатывающих сырье от животных. При современных методах лечения смертельные исходы практически исключены, но заболевание протекает длительно, нередко рецидивирует. Хронический бруцеллез является причиной инвалидизации, вызывая поражения опорно-двигательного аппарата, центральной и периферической нервной системы.

Существенные потери бруцеллез способен причинить животноводству, являясь причиной абортов, мертворождений, яловости, то есть таких болезненных состояний, которые препятствуют увеличению поголовья скота. Полное искоренение инфекции в нашей стране — важная государственная задача.

Заболеваемость бруцеллезом

Эпидемиологический надзор (ЭН) за инфекционными заболеваниями является одним из ведущих направлений противоэпидемической деятельности, методической и научно-организационной основой управления эпидемическим процессом [43].

Согласно учению об эпидемическом процессе (ЭП) в качестве детерминант, его обусловливающих, выступают биологический, природный и социальный факторы [6]. В качестве причинного выступает биологический фактор, для характеристики которого осуществляется сбор информации о свойствах возбудителя, циркулирующего в популяции животных, людей и объектах окружающей среды. Природный и социальный факторы являются условиями для реализации эпидемического процесса, и слежение за ними проводится в рамках социально-гигиенического и экологического мониторинга.

В современных условиях в поле зрения врача-эпидемиолога должны находиться не только массовые заболевания людей в виде эпидемий и пандемий (грипп, СПИД, холера и др.), но и закономерности появления групповых или даже единичных случаев заболеваний с выявлением факторов риска, вызвавших эпидемиологическое неблагополучие, с разработкой управленческих решений, направленных на предупреждение возникновения инфекционных заболеваний, их локализацию в случае возникновения, и в дальнейшем полную ликвидацию в регионе или в глобальном масштабе [18].

В мире существуют более 100 зоонозных инфекций, актуальность которых обусловлена их широким повсеместным распространением в регионах с животноводческой ориентацией хозяйства, несовершенством противоэпидемических и противоэпизоотических мероприятий, постоянным супер- и реинфицированием в очагах инфекции, трудностями лабораторной и клинической диагностики, высоким потенциалом хронизации и инвалидизации населения, обусловленной несвоевременным выявлением инфекции, неадекватным лечением и отсутствием реабилитации больных и переболевших [8].

Одним из наиболее опасных и социально значимых зоонозов, вносящих весомый вклад в инвалидизацию населения, является бруцеллез.

Бруцеллез — острая, зоонозная, мультисистемная инфекция, вызванная бактериями рода Brucella. Возбудитель болезни относится ко второй группе патогенности, пути и факторы передачи инфекции разнообразны. Главный источник инфекции — сельскохозяйственные животные, в основном мелкий и крупный рогатый скот, Также могут болеть свиньи, лошади, верблюды, собаки, северные олени. Причем каждый вид животного поражается определенным видом возбудителя бруцеллеза. По современной классификации микроорганизмы, патогенные для человека, отнесены к виду Br. melitensis, в него также включены Br. abortus, Br. suisиBr. canis, ранее считавшиеся самостоятельными видами.

Известны случаи, когда В.melitensis (носителями являются козы и овцы) и В. аbortus (основной хозяин возбудителя — крупный рогатый скот) мигрируют на других животных. Это имеет большое эпидемиологическое значение, особенно в случае миграции особо патогенного для человека В.melitensis на крупный рогатый скот.

В работах Калиновского А.И. (2006) показана значительная эпидемическая опасность очагов бруцеллеза смешанного типа в хозяйствах совместного содержания мелкого и крупного рогатого скота в условиях, способствующих миграции В. melitensis на КРС [20].

Определение видов и биоваровбруцелл на конкретных территориях и в очагах инфекции имеет важное эпидемиологическое и эпизоотологическое значение с точки зрения классификации очагов, оценки степени напряженности эпидемического и эпизоотологического процессов, установления фактов миграции бруцелл с одного вида животных на другой, выявления путей распространения возбудителя, выбора тактики лечения и др. [18, 20, 22, 35].

Человек в любом возрасте восприимчив к болезни. В большинстве случаев люди заражаются от домашних больных животных при употреблении мясомолочных продуктов или при контакте с ними (уход, кормление, убой и др.). Это обусловливает распространенность бруцеллеза во всем мире, и особенно в странах, где развито животноводство [23].

Наиболее часто человек заражается бруцеллезом от мелкого скота, возбудитель которого (B. melitensis)вызывает большинство тяжелых форм заболевания. Довольно часто человек заражается B. аbortusот крупного рогатого скота, однако клинически выраженную инфекцию регистрируют в единичных случаях. Механизм передачи возбудителя разнообразный. Контактный путь заражения носит ярко выраженный профессиональный характер, так как заражение происходит при попадании околоплодной жидкости на открытые участки тела (при отелах, уходе за новорожденными телятами, ягнятами). Также контактный путь инфицирования является приоритетным при разделке туш, шкур инфицированных животных. Заражаются в основном ветеринарные работники, чабаны, телятницы, доярки, работники скотобоен и мясокомбинатов.

Алиментарный путь передачи бруцелл возможен при употреблении продуктов животноводства, полученных от зараженных животных. Эпидемическое значение пищевых продуктов и сырья животного происхождения определяют массивность обсеменения, вид возбудителя, длительность его сохранения. Наибольшую опасность представляют сырые молочные продукты (молоко, брынза, сыр, кумыс и др.), мясо и сырье (шерсть, каракулевые смушки и кожа) от коз и овец, больных бруцеллезом. Мясо представляет значительно меньшую эпидемиологическую опасность, так как оно употребляется после термической обработки. Однако в ряде случаев при недостаточной термической обработке мясо и мясные продукты могут стать причиной заражения бруцеллезом [18, 35].

Влияние климато-географических факторов на заболеваемость бруцеллёзом носит, скорее всего, опосредованный характер, обусловленный их влиянием на хозяйственную деятельность человека и, в частности, процесс обслуживания сельскохозяйственных животных. Особого внимания заслуживает время отелов, окотов, уход за животными в послеродовый период, после самопроизвольных абортов у инфицированных животных, а также время купки и стрижки овец. Максимальное число заболеваний бруцеллезом козье-овечьего типа приходится на весенне-летний период. При заражении бруцеллезом от крупного рогатого скота сезонность выражена слабее, что объясняется длительным периодом лактации и заражением в основном через молоко и молочные продукты. Тем не менее сочетанное воздействие природных и экономических условий может способствовать укоренению бруцеллёза на той или иной территории [18, 23].

Эпидемическая и эпизоотическая ситуация по бруцеллезу в мире до настоящего времени остается достаточно напряженной, вследствие чего это инфекционное заболевание остается сложной и актуальной социально-экономической проблемой для многих государств. По данным Объединенного комитета экспертов ВОЗ по бруцеллезу (1986), эта болезнь среди животных регистрируется в 155 странах мира. Наиболее широко бруцеллез распространен в странах Средиземноморья, Малой Азии, Юга и Юго-Восточной Азии, Африки, Центральной и Южной Америки [1, 20, 22, 23, 35].

В последнее десятилетие прошлого столетия в странах СНГ, в том числе России и Казахстане, резко обострилась эпизоотическая и эпидемическая ситуация по бруцеллезу в результате социально-экономических преобразований, в частности, интенсивного процесса приватизации в сельском хозяйстве, возникновения индивидуальных, фермерских, акционерных хозяйств с реализацией сельскохозяйственных животных и животноводческих продуктов негосударственными торговыми структурами. В немалой степени этому способствовали и экономические трудности переходного периода в экономике, обусловившие ослабление санитарно-ветеринарного надзора за ввозом животных из стран, неблагополучных по бруцеллезу, а также за поголовьем скота индивидуальных хозяйств, что обусловило активизацию старых и возникновение новых очагов бруцеллеза, и как следствие — рост заболеваемости населения этой инфекцией [8, 10, 11, 17, 32, 49, 51, 53].

Важным социальным аспектом является высокий удельный вес среди заболевших бруцеллезом детей и подростов, лиц молодого трудоспособного возраста, а также вовлечение в эпидемический процесс людей, профессионально не связанных с источником возможного заражения инфекцией. Несмотря на высокий уровень первичной регистрации больных бруцеллезом как в России, так и в Казахстане, можно предположить, что истинная ситуация с заболеваемостью гораздо напряженнее, так как учету не подлежат вторично-хронические формы болезни, супер- и реинфекции. Неполная информация о распространенности бруцеллеза среди населения может быть связана с низкой обращаемостью сельских жителей за медицинской помощью в лечебно-профилактические учреждения, уменьшением объемов плановых диспансерных обследований лиц, работающих в животноводстве, а также несовершенством лабораторной диагностики бруцеллеза, особенно его хронических форм [8, 16, 27].

Наиболее неблагоприятный трудовой прогноз формируется у лиц, находящихся в очагах бруцеллеза крупного рогатого скота и очагах смешанного типа. Стертое, незаметное начало заболевания, медленное формирование очаговых проявлений болезни, присущее первично-хронической форме бруцеллеза при инфицировании В. аbortus, определяет выявление таких больных, как правило, только в период диспансеризации с лабораторным обследованием профессиональных контингентов на бруцеллез [44].

В плане повышения эффективности мониторинга бруцеллеза большое значение имеет выбор оптимальных методов для качественного тестирования больных людей и животных. Широко известные диагностические методы не всегда могут выявить всех инфицированных, кроме того имеют место случаи бруцеллеза, представляющие особые трудности для диагностики. Расширение диагностического арсенала за счет новых методов иммунодиагностики позволит получить новые сведения об особенностях инфекционного и вакцинального процессов при бруцеллезе.

В работах Желудкова М.М. с соавт. (2004, 2005, 2009 гг.) обоснована универсальность использования иммуноферментного анализа (ИФА) для лабораторной диагностики бруцеллеза в эпидемиологической и клинической практике, позволяющего выявлять бруцеллезный антиген и специфические антитела разных классов иммуноглобулинов. Определение уровня специфических IgG, IgA, IgM позволяет судить об активности инфекционного процесса, вероятности повторного заражения, характере местных воспалительных изменений со стороны костно-суставной системы, что, в конечном итоге, способствует улучшению диагностики и качества лечения [12]. Также авторами установлена высокая диагностическая эффективность полимеразной цепной реакции (ПЦР) при бруцеллезной инфекции, использование которой в эпидемиологической практике позволило определять инфицирование людей в различных очагах инфекции гораздо чаще, чем традиционные методы серологической диагностики. При этом положительный результат в ПЦР имеет практическое значение только при наличии клинических признаков болезни из-за возможности определения ДНК бруцелл у лиц, имеющих контакт с живыми вакцинными штаммами, которые выделяются привитыми животными во внешнюю среду. Последнее необходимо учитывать при интерпретации положительных результатов данной реакции [13].

Сопоставление клинических и серологических данных с результатами определения анитигенсвязывающих лимфоцитов (АСЛ) бруцеллезной специфичности при остром бруцеллезе показало, что регистрация первого антигенсвязывающего этапа иммунного ответа посредством определения АСЛ имеет ряд преимуществ перед серологическими и бактериологическими исследованиями: более высокая специфичность, высокая чувствительность и значительное укорочение сроков выполнения теста (1 день) в сравнении с бактериологическим исследованием [9].

Большой проблемой является диагностика и лечение инфекционных заболеваний у беременных, у которых нередко наблюдаются ложно положительные результаты серологических реакций в связи с развитием антифосфолипидного синдрома. Использование метода выявления антигенсвязывающих лимфоцитов (АСЛ) бруцеллезной специфичности в диагностическом комплексе позволяет подтвердить или исключить диагноз бруцеллеза при ложноотрицательных или ложноположительных результатах серологических реакций агглютинационного типа [8].

В работах Грушиной Т.А. (2010) для раннего выявления бруцеллеза у человека и животных с целью проведения эффективного мониторинга за распространением бруцеллеза в Казахстане предложено использовать сочетание обычных серологических методов и новых технологий: реакция агглютинации Райта (РА), универсальный непрямой иммуноферментный анализ(нИФА) и ускоренный иммуноферментный анализ (уИФА) — для людей и Роз-Бенгал тест (РБТ), нИФА и уИФА — для животных, которое по данным автора, является оптимальным и может применяться для исследования большого количества образцов [7].

Выраженная склонность к хронизации процесса болезни при бруцеллезе диктует необходимость углубленного изучения иммуногенеза заболевания. В диагностике бруцеллеза одним из важным аспектов является разделение хронической и резидуальной форм. В настоящее время их дифференциальная диагностика базируется в основном на клинических и серологических данных [5, 21, 57]. По мнению ряда авторов, трудности ранней диагностики бруцеллеза требуют внедрения в практику, наряду с комплексом серологических реакций, в качестве экспрессного метода полимеразной цепной реакции (ПЦР) [13, 39].

Нурпейсова А.Х. с соавт. (2008, 2009) установила, что в диагностике хронического бруцеллеза наиболее информативным лабораторным методом является ИФА, положительный результат которого (по значению отношения правдоподобия для положительного результата), у больных хроническим бруцеллезом встречается в 1,8 раза чаще, чем у больных резидуальным бруцеллезом. Метод ПЦР имеет особую диагностическую ценность при обследовании контактных в очаге бруцеллеза, еще до начала возможной клинической манифестации заболевания [29, 40].

Результаты, полученные в работах Кулакова Ю.К. с соавт. (2006, 2010, 2015), также подтверждают значение метода ПЦР в диагностике бруцеллеза, однако, по данным авторов, положительный результат в ПЦР не всегда свидетельствовал о наличии активного инфекционного процесса. ДНК бруцелл выявляли у сотрудников исследуемого зоопитомника (очага бруцеллеза) без клинических признаков заболевания. Следовательно, этот метод может служить критерием полноты ликвидации очагов бруцеллеза [24]. ИФА является методом, выявляющим на основной иммунодоминантный О-антиген большое количество IgG, продукция которых начинается спустя 2-3 недели после инфицирования, при этом антительный ответ может сохраняться на протяжении десятков лет. В этом заключается более высокая чувствительность ИФА по сравнению с ПЦР при диагностике хронических форм бруцеллеза в периодах между эпизоотиями и после них [14, 25].

Эпидемиологический надзор — это комплексное многолетнее наблюдение за инфекцией с проведением сравнительного анализа уровня и динамики заболеваемости людей в целом по стране, в отдельных регионах и на конкретных территориях, имеющих хозяйства, неблагополучные по бруцеллезу. При проведении эпиднадзора за бруцеллезом необходимо учитывать полиморфизм данной инфекции: различная продолжительность инкубационного периода, частое хроническое течение болезни, неспецифическая полиорганная симптоматика, возможность латентного течения [15, 30, 36, 52].

Активность эпидемического процесса при бруцеллезе, проявление клинической картины и исход острого процесса инфекциив большой степени зависят от иммунологической реактивности организма людей и животных, на которую, в свою очередь, оказывают влияние преморбидные факторы, такие как экологическая ситуация в регионе. Анализ течения острого бруцеллеза у больных, проживающих в условиях хронической интоксикации солями тяжелых металлов — свинца и кадмия (г. Кентау, Южно-Казахстанская область),позволил установить особенности течения инфекции. У больных из экологически неблагополучного региона чаще наблюдались полилимфаденопатия, суставной синдром с ранним формированием артрита и вовлечением в патологический процесс большого числа суставов, реже наблюдалась гепатомегалия. На этом фоне с большой достоверностью отмечались отрицательные или сомнительные реакции агглютинации, у больных с типичной клинической картиной редко обнаруживался высокий титр специфических антител, что в целом указывает на низкую иммунную реактивность организма [19].

Эволюция бруцеллеза в современных условиях происходит в сторону увеличения частоты острого бруцеллеза с ранним развитием очаговых метастатических и инфекционно-аллергических поражений, утяжеляющих течение болезни, что свидетельствует о раннем развитии сенсибилизации у больных в эндемичном регионе уже в острую фазу бруцеллёзного процесса [8]. Наряду с этим наблюдаются более ранние поражения опорно-двигательного аппарата (в первые 2-3 месяца от начала заболевания), а также более частое поражение сосудов (склерит, конъюнктивит, положительный симптом жгута и др.), что авторы также объясняют ранней аллергической перестройкой организма [34].

Сочетание признаков генерализованной инфекции (лихорадка, лимфаденопатия, гепатоспленомегалия) с метастатическими воспалительными процессами свидетельствует о суперинфицировании в очагах бруцеллёза, что,по мнению Дуйсеновой А.К., делает необходимым и целесообразным унификацию классификации бруцеллеза с обязательным включением формы «Повторный бруцеллез. Супер- и/или реинфекция» с целью официальной регистрации и последующим проведением эпидрасследования и санации очагов бруцеллеза [8].

Попов П.Н. и соавт. (2007, 2009) на основании многолетнего изучения проблемы бруцеллеза считают необходимым пересмотреть и убрать из классификации понятие первично-хронического бруцеллеза, который является невыявленной субклинической формой острого бруцеллеза, протекающего под маской других диагнозов из-за отсутствия патогномоничных признаков и настороженности лечащего врача, не назначившего специфические лабораторные исследования на бруцеллез. То есть, по сути, это вторично-хронический бруцеллез как исход острого бруцеллеза с замаскированным течением [34]. В связи с трудностью дифференциации острого и подострого бруцеллеза, связанной с более ранним появлением очагов и отсутствием различия в иммунологических реакциях при данных клинических формах, авторы предлагают объединить их в одну и идентифицировать как острый бруцеллез [26, 33]. В связи с этим необходима классификация, соответствующая современным знаниям об эпидемическом процессе, диагностике, клинике бруцеллеза.

В работе [34] представлена разработанная авторами классификация клинических форм бруцеллеза, в которой помимо острой, хронической и резидуальной форм, выделена субклиническая форма. По мнению ученых, наличие в классификации субклинической формы будет стимулировать у практических врачей настороженность в отношении бруцеллеза, особенно на эндемичных территориях. Также в данной классификации, с учетом ранней хронизации современного бруцеллеза, начальные сроки хронической формы сокращены до 3 месяцев (вместо 6 месяцев по Г.П. Рудневу). Несмотря на дискуссионный характер данной работы, предложенная классификация заслуживает большого внимания в плане комплексного подхода с учетом эпидемиологических, клинических и лабораторных данных к диагностике бруцеллеза.

В Республике Казахстан ситуация по бруцеллезу, несмотря на достаточно высокий уровень эпидемиологического и эпизоотологического мониторинга, проводимые профилактические и противоэпидемические мероприятия, остаётся актуальной медико-социальной проблемой, особенно в сельской местности. Это обусловлено животноводческой специализацией сельского хозяйства большинства областей страны и в первую очередь южных и юго-восточных регионов, где регистрируется около половины всех первичных случаев заболевания бруцеллезом среди населения республики. Образованию и укоренению антропургических очагов данной инфекции способствуют скотопрогонные трассы, проходящие по территории данных областей [41].

Географические информационные системы (ГИС) являются хорошо известным и зарекомендовавшим себя инструментом для проведения исследований в области здравоохранения в различных странах мира [3, 54, 56]. В целях оптимизации эпидемиологического надзора за бруцеллезом предложено пространственное моделирование с использованием возможностей географических информационных систем (ГИС) для анализа территориального распределения инцидентной и (при наличии регистрации) превалентной заболеваемости и их связи со средовыми (ландшафтно-географические, климатические, социально-экономические) факторами и различными аспектами животноводства[41]. Применение ГИС-технологий в эпиднадзоре за бруцеллезом позволяет уловить характер распределения объектов (очаги, неблагополучные по бруцеллёзу населённые пункты) или явлений (вспышки, распределение показателей заболеваемости), проследить их изменения в многолетней динамике, а сопоставляя различные данные, обнаружить вызывающие и сопутствующие процессы и, в случае использования коммерческих ГИС-систем, создать компьютерную реализацию математической модели эпидемического процесса [23, 41].С учетом неблагополучной эпизоотической и эпидемической ситуацией авторами с использованием ГИС-технологий было проведено районирование территорий РК, неблагополучных по бруцеллезу. По данным многолетней заболеваемости выделены регионы с низкой заболеваемостью населения бруцеллезом (m/5- m/1,1 — Северо-Казахстанская, Мангистауская, Костанайская, Акмолинская,Павлодарская области), со средней заболеваемостью (m-2,9m — Западно-Казахстанская, Карагандинская, Актюбинская, Атырауская, Восточно-Казахстанская области) и высокой заболеваемостью (3m-5m и выше -Алматинская, Южно-Казахстанская, Жамбылская, Кызылординская области), где m — среднереспубликанский показатель заболеваемости людей бруцеллезом.Установлено, что в Казахстане приоритетным источником заражения людей бруцеллезом является мелкий рогатый скот (в 77% случаев), в 22% случаев — КРС и на другие виды животных приходится около 1% [41].

Это подтверждено нашими исследованиями, проведенными в Алматинской области за период 2004-2014 гг. Преобладание в сельском хозяйстве Алматинской области животноводства с преимущественным разведением овец и коз обусловило высокий удельный вес МРС в структуре источников заражения людей бруцеллёзом — 72,51±6,60%. Другие источники составили соответственно: КРС — 15,26±2,86%, другие виды животных — 0,81±0,64%. В 11,3±3,63% случаев источник заражения установлен не был. В 2012 г. данный показатель составлял 20,42%, что может свидетельствовать о недостаточном уровне эпизоотологического и эпидемиологического обследования очагов на местах. Из числа заболевших бруцеллезом, доля сельских жителей по Алматинской области составила более 85%, однако в последние годы периода наметилось снижение показателя, что может быть обусловлено вовлечением в эпидемический процесс городских жителей через алиментарный путь заражения при употреблении животноводческой продукции без должной термической обработки.

Перманентное существование эпизоотических очагов бруцеллёза на территории РК и других регионах Центрально-Азиатского региона при недостаточном уровне профилактических мероприятий в них создаёт реальные условия многократного заражения населения не только бруцеллезом, но и другими зоонозными инфекциями, вызывая тяжелые клинические проявления, при этом инфекционный процесс часто переходит в хроническую форму с выраженной сенсибилизацией организма и формированием инвалидизирующих последствий [8]. В связи с этим актуальным является установление причин, способствующих рецидивирующему течению бруцеллеза у больных, заразившихся в различных эпидемиологических условиях. На особенности клиники бруцеллеза у различных групп больных профессиональным бруцеллезом, а также сроки и глубину формирования инвалидизации влияли в разной мере социальные факторы среды и предшествовавший эпидемиологический фон [42].

Социальным аспектом проблемы является заболевание лиц молодого трудоспособного возраста, а также детей и подростков с увеличением доли лиц, профессионально не связанных с животноводством. По данным Сулейменова М.С. (1997),эпидемический процесс у подростков имеет свои особенности, связанные с характером эпизоотического очага. У подростков, занятых обслуживанием новорожденных ягнят в общественном стаде, основную эпидемиологическую значимость, как фактор заражения, имеет молоко овцематок. Заражение происходит в основном 3-им биоваромбруцелл козье-овечьего вида благодаря «мамматропности» последнего. Подростки, занятые уходом за мелким рогатым скотом в личных хозяйствах (выпас), заражаются преимущественно 1-ым биоваромбруцелл. Острый бруцеллез у подростков, в отличие от взрослого контингента, развивался на фоне гипосенсибилизации, что способствовало формированию метастатических очагов в крупных и средних суставах с частыми рецидивами одних и тех же локализаций на всех этапах болезни, усугубляющими прогноз заболевания. Также автором установлена высокая частота хронизации заболевания (58-60%), что в немалой степени обусловлено неблагоприятными социальными условиями [42].

Изучение состояния профессиональной заболеваемости бруцеллезом в современных условиях хозяйствования в Российской Федерации позволило установить рост регистрации профессиональных заболеваний, а также случаев с неблагоприятным трудовым прогнозом (инвалидность), что авторы связывают со снижением объема профилактических осмотров декретированных групп населения, особенно в отдаленных районах. Удельный вес больных бруцеллезом с инвалидностью в период 2007-2009 гг. составил 32,3±2,2%, что в 4 раза превысил аналогичный показатель советского периода [4, 45, 46]. Наиболее неблагоприятный трудовой прогноз формировался у лиц, находившихся в очагах бруцеллеза крупного рогатого скота и очагах смешанного типа. По мнению авторов, увеличение регистрации профзаболеваний в период 2005-2009 гг. связано с целенаправленным обращением лиц, перенесших бруцеллез в более ранние сроки, для получения социальных льгот, законодательно установленных на тот период, что косвенно свидетельствует о гиподиагностике профессиональных заболеваний, и как следствие — необратимый характер органических поражений и формирование стойкой утраты трудоспособности [45].

Особенностью современной ситуации по бруцеллезу является тот факт, что до 50,0% (р

Еще по теме:

  • Лихорадка западного нила россия Лихорадка Западного Нила Лихорадка Западного Нила (ЛЗН) - вирусное инфекционное заболевание, проявляющееся симптомами интоксикации, головными, мышечными, суставными болями, сыпью, в тяжелых случаях - поражением центральной нервной […]
  • Хламидиоз симптомы у женщин лечение препараты Хламидиоз у женщин и у мужчин: признаки, симптомы и лечение Заболевание хламидиоз — наиболее распространенная в мире бактериальная инфекция, передаваемая половым путем. По данным ВОЗ, в год выявляется 101 миллион новых случаев. […]
  • Уменьшение боли в горле при ангине Чем быстро снять боль в горле? Из-за этой странной погоды подхватила простуду, с утра сильная боль в горле.Посоветуйте, чем бы ее снимать, хотя бы на время рабочего дня 🙁 Какие-то таблетки, пастилки. Спасибо! Эксперты […]
  • Как не заразиться туберкулезом от больного Вопрос - ответ 11. В августе 2011 года у меня обнаружили инфильтративный туберкулез левого легкого ( закрытая форма). В сентябре 2012 года перевели в 3 группу ДУ. С осени 2012 - по осень 2014 пила 2 раза в год пила противорецидивный […]
  • Плакаты посвященные дню борьбы со спидом Картина панно рисунок Аппликация Плакат К Дню борьбы со спидом Бумага Всемирный день борьбы со СПИДом (World AIDS Day) впервые отмечался 1 декабря 1988 года после того, как на встрече министров здравоохранения всех стран прозвучал […]
  • Приказы минздрава по вич Приказы минздрава по вич Федеральные порядки оказания медицинской: Клинические рекомендации: "Об утверждении порядка оказания медицинской помощи взрослому населению при заболевании, вызываемом вирусом имунодефицита человека […]