Список препаратов для лечения вич

Содержание:

Список жизненно важных препаратов пополнился новыми лекарствами против ВИЧ и гепатита С

В понедельник, 4 сентября, прошло заседание комиссии Минздрава по ЖНВЛП (Жизненно необходимые и важнейшие лекарственные препараты). В обновлённый список вошли несколько современных препаратов для лечения ВИЧ-инфекции и хронического гепатита С. Однако ряд важных лекарств в список включать не стали из-за высокой цены.

В новый список жизненно необходимых лекарств прошли три препарата для терапии ВИЧ:

  • Долутегравир – игибитор интегразы второго поколения.
  • Маравирок – препарат, который блокирует присоединение ВИЧ к рецептору CCR5 на поверхности клеток, не давая ему таким образом проникнуть в клетку. Используется в комбинации другими препаратами АРТ.
  • Ралтегравир (детский) – ингибитор интегразы в виде жевательных таблеток.

При этом, в список не попали комбинированные препараты Трувада (тенофовир+эмтрицитабин), а также Атрипла (тенофовир+эмтрицитабин+эфавиренз), который можно принимать один раз в день. По словам представителя некоммерческого партнёрства «Е.В.А.» Ирины Евдокимовой, это произошло из-за высокой цены на препараты.

«Считаю результаты комиссии закономерными, – рассказала СПИД.ЦЕНТРу Ирина Евдокимова. – Те препараты, цены на которые были снижены, попали в список. Очень рада, что в перечень вошла детская форма ралтегравира (жевательные таблетки). Для ВИЧ+ детей не так много опций, а этот препарат может применяться с двух лет. Для взрослых был одобрен долутегравир. Самым большим разочарованием стало то, что ни тенофовир+эмтрицитабин, ни тенофовир+эмтрицитабин+эфавиренз не были поддержаны комиссией».

Представитель «Коалиции по готовности к лечению» Сергей Головин заявил СПИД.ЦЕНТРу, что организация будет бороться за включение Атриплы в список ЖНВЛП и в следующем году: «Но нужно смотреть, какие будут условия по цене, и по другим препаратам тоже. В текущих условиях цена – важный критерий», – сказал Головин.

Также в список включили ряд препаратов для лечения хронического гепатита С. По данным организации «Вместе против гепатита», в обновленный перечень ЖНВЛП войдут:

  • Викейра Пак (Дасабувир; Омбитасвир+Паритапревир+Ритонавир) – применяется для лечения вирусного гепатита С (генотип 1), включая пациентов с компенсированным циррозом печени.
  • Даклинза (Даклатасвир) – для лечения пациентов с генотипами вируса 1 и 4, применяется в сочетании с пегилированным интерфероном и рибавирином.
  • Нарлапревир – применяется в сочетании с ритонавиром, пегилированным интерфероном и рибавирином у пациентов с ВГС (генотип 1).

В перечень не вошли препараты Совальди (софосбувир) и Сунвепра (асунапревир). Первый был отклонен из-за цены.

После включения препарата Даклинза в список ЖНВЛП предельная отпускная цена будет зарегистрирована на уровне 67,9 тыс рублей (без учета НДС), что на 36 % ниже ранее заявленной цены. При этом, если бы в список был включён препарат Совальди (может применяться в комбинации с препаратом Даклинза для лечения 1, 2 и 3 генотипов ВГС), пациенты получили бы современную высокоэффективную схему противовирусной терапии, которую можно было бы закупать за средства федерального бюджета.

«Результаты заседания существенно лучше, чем в прошлом году, хотя все равно вызывают неоднозначные эмоции, – рассказал СПИД.ЦЕНТРу Никита Коваленко, представитель коалиции «Вместе против гепатита». – По факту в список вошла только одна схема, а даклатасвир (Даклинза) оказался «голеньким».

Коваленко также раскритиковал позицию фармацевтической компании Gilead, которая «упорно не снижает цены на препараты», хотя остальные производители последовательно снижают цены, что уже сделало схемы с современными препаратами прямого противовирусного действия (ПППД) сопоставимыми со стандартной (интерфероновой) терапией.

«Мы надеемся, что теперь регионы будут активнее закупать препараты прямого противовирусного действия, в том числе не вошедшие в ЖНВЛП — сейчас это становится выгодно и с экономической точки зрения», – заключил Коваленко.

Напомним, что в пятницу, 1 сентября, люди, живущие с ВИЧ и гепатитом С, запустили в Facebook флэшмоб #обновитеЖНВЛП. Западный подход предполагает стремление к снижению суточной нагрузки таблетками при лечении ВИЧ-инфекции – в идеале это может быть одна таблетка в день. «Облегчённый» режим приёма ведёт к лучшей приверженности к терапии и меньшему числу побочных эффектов. Но в России, по свидетельству некоторых пациентов, идёт обратный процесс: количество таблеток, которые человек вынужден принимать ежедневно, только растёт.

Подписывайтесь на страницу СПИД.ЦЕНТРа в фейсбуке.

В российских регионах не хватает препаратов для лечения ВИЧ

В российских регионах не хватает препаратов для лечения ВИЧ

Проверка Росздравнадзора показала, что более, чем в двух десятках российских регионов не хватает препаратов для лечения ВИЧ-инфекции .

Во время масштабных проверок Росздравнадзора стало известно, что, например, в Екатеринбурге ВИЧ-инфекцией заражен каждый 50-й житель города, а в Тольятти — 3% населения. В последнее время движение активистов «Пациентский контроль» зафиксировало резкий рост жалоб на нехватку лекарств. Из регионов, которые признаны проблемными, только в двух препаратов хватит дольше, чем на три месяца. Есть регионы, где запас лекарств на три месяца. Еще длиннее список субъектов, где резерв будет исчерпан через 1 месяц. А в пяти регионах запас средств для лечения ВИЧ отсутствует вообще. Как могла сложиться такая ситуация, выясняла корреспондент НТВ Екатерина Гусельникова.

Дело в том, что с этого года изменилась система закупки лекарств для ВИЧ-инфицированных. Раньше это делали регионы, теперь же препараты должен централизованно закупать Минздрав. Парадокс в том, что о грядущих изменениях было известно еще год назад. Времени на подготовку у регионов было более, чем достаточно, но теперь приходят отчеты о нехватке и даже отсутствии лекарств.

Алтайский край оказался в лидерах этого антирейтинга. Там запасов практически не осталось. Житель Барнаула Андрей говорит, что если ситуация не изменится, ему придется самому покупать себя лекарства от ВИЧ. А стоят они до нескольких десятков тысяч рублей.

Андрей, пациент: «Препараты выдаются не по графику. Иногда их не бывает вообще. А пропускать прием нельзя».

По словам врачей, после перерыва в лечении прежние препараты могут уже не подойти. Придется менять всю схему лечения и закупать более дорогие лекарства. А это время и здоровье, а возможно, и жизнь пациента.

Вадим Покровский, глава федерального центра по профилактике и борьбе со СПИД: «Любой перерыв в лечении, он ухудшает прогноз течения заболевания. А вот для больных в поздних стадиях, то есть больных СПИД, отсутствие лекарств грозит смертью».

Без должного лечения риск передачи инфекции возрастает многократно, в том числе, и к новорожденным от их матерей. По мнению Вадима Покровского, велика вероятность, что эпидемия ВИЧ, о которой много говорят в последние месяцы, примет даже более угрожающие масштабы.

Тем временем, в Минздраве заверяют, что ситуация под контролем. В письме из министерства сказано, что централизованные поставки лекарств начнутся в апреле. До тех пор регионы сами несут ответственность за обеспечение пациентов препаратами.

Перечень закупаемых за счет госбюджета лекарств для лечения ВИЧ и гепатитов планируется изменить

Минздрав России выставил на общественное обсуждение уведомление о разработке проекта постановления Правительства РФ о внесение изменений в Перечень закупаемых за счет госбюджета диагностических средств для выявления и мониторинга лечения лиц, инфицированных вирусами иммунодефицита человека и гепатитов В и С, а также антивирусных препаратов для профилактики и лечения указанных лиц, утвержденный постановлением Правительства РФ № 1438 от 27 декабря 2012 г.

В соответствии с этим документом, Минздрав России осуществляет закупки данной продукции для федеральных государственных медицинских учреждений, подведомственных Минздраву РФ, Федеральному медико-биологическому агентству, Роспотребнадзору , Федеральной службе исполнения наказаний.

Правительство РФ утверждает перечень закупаемой продукции. В настоящий момент в него входит 27 препаратов и четыре вида тест-систем.

Обсуждение проекта продлится до 26 января. 2016 г.

Воспроизведение материалов допускается только при соблюдении ограничений, установленных Правообладателем, при указании автора используемых материалов и ссылки на «Фармацевтический вестник» как на источник заимствования, с обязательной гиперссылкой на сайт www.pharmvestnik.ru.

Ограничения и запреты на воспроизведение материалов Сайта:

1. Материалы, размещенные на сайте www.pharmvestnik.ru (далее «Сайт»), в отношении которых Правообладателем установлены ограничения на свободное воспроизведение:

  1. доступ к которым предоставляется на Сайте только подписчикам;
  2. любые материалы, опубликованные в печатной версии газеты, и содержащие пометку «Опубликовано в номере газеты»;
  3. все материалы Сайта, воспроизводимые любым образом, помимо распространения в сети Интернет.

На использование материалов, в отношении которых установлены настоящие ограничения, в обязательном порядке требуется письменное согласие Правообладателя – ООО «Бионика Медиа».

  1. воспроизведение материалов иных правообладателей (пользователь должен решить вопросы правомерного распространения таковых без привлечения ООО «Бионика Медиа»);
  2. использование выдержек из материалов, при которых меняется контекст, выдержки приобретают двусмысленный характер или неблагозвучный оттенок, а равно любая переработка материала;
  3. коммерческое использование материалов, т.е. использование определенного выбранного на Сайте материала (его фрагмента) в целях коммерческой реализации права доступа к такому материалу или предоставления прав на таковое третьим лицам.

ВОЗ включает в список предварительно квалифицированных препаратов новые лекарства от СПИДа и малярии

9 марта 2006 г. | Женева — В список предварительно квалифицированных препаратов Всемирной организации здравоохранения (ВОЗ) включены три новых антиретровирусных и два противомалярийных препарата. Тенофовир и эфавиренз (в двух разных формах в зависимости от содержания активного вещества) и артемотил (также в двух формах) являются важнейшими препаратами для лечения ВИЧ/СПИДа и малярии соответственно, которые значительно расширят выбор терапии в странах с недостаточными ресурсами.

Тенофовир, производимый корпорацией Гилеад Сайнсиз, был рекомендован в руководящих принципах ВОЗ по лечению СПИДа 2003 г., главным образом, в качестве варианта лекарства второй линии. В 2006 г. его применение будет расширено, и его начнут использовать в качестве лекарства первой линии.

Второй антиретровирусный препарат, эфавиренз, производится компанией Мерк Шарп и Доум. Он является одним из лекарств, рекомендуемых ВОЗ в качестве лекарства первой линии, а также препарата, которому следует отдавать предпочтение в лечебных программах для пациентов с совместной инфекцией ВИЧ/туберкулеза.

Противомалярийный препарат, артемотил, выпускает компания Артесеф. Это парентеральный (не пероральный) препарат артемизинина, предназначенный для лечения тяжелых форм малярии, таких как церебральная малярия, при которой может наблюдаться пониженный уровень сознания, что исключает возможность перорального приема лекарств. От малярии ежегодно умирает более одного миллиона человек, из которых более 75 % являются африканскими детьми в возрасте до пяти лет, которые заболевают церебральной формой болезни.

Новые препараты, включенные в список:

  • Эфавиренз, 50 мг твердые капсулы, Мерк Шарп и Доум, Нидерланды
  • Эфавиренз, 200 мг твердые капсулы, Мерк Шарп и Доум, Нидерланды
  • Тенофовир, 300 мг таблетки, Гилеад Сайнсиз, США
  • Артемотил, 50 мг/мл раствор для инъекций, Артесеф, Германия
  • Артемотил, 150 мг/мл раствор для инъекций, Артесеф, Германия

Для дополнительной информации обращайтесь:

«У нас есть сотни заявлений, что люди с ВИЧ не получают лекарств»

16 мая 2017 в 13:47

Сейчас ВИЧ-инфекция считается хроническим заболеванием: современная терапия позволяет людям с положительным статусом жить до глубокой старости. Всего от СПИДа, то есть от терминальной стадии развития ВИЧ, в России умерли 243 863 человека, из них 30 550 человек — в прошлом году. При этом цифра ежегодно растет примерно на 10 %.

В честь Дня памяти умерших от СПИДа, который в этом году выпал на 15 мая, The Village поговорил с руководителем отдела мониторинга лечения движения «Пациентский контроль» Алексеем Михайловым, чтобы выяснить, почему в России люди продолжают умирать от ВИЧ-инфекции.

Даша Скребцова

— В описании «Пациентского контроля» говорится, что это не организация, а движение единомышленников. Какой у движения юридический статус и какая структура?

— «Пациентский контроль» — это движение людей с ВИЧ или их родственников из разных регионов России, которые готовы отстаивать свои права. Права на лечение, на тестирование, на то, чтобы анализы брались вовремя, и другие подобные вещи. Наше движение возникло, когда обнаружились проблемы с лечением ВИЧ в стране. Не было тест-систем: люди лечились, но не могли сдать анализы, не могли узнать, работает лечение или нет. Да и лечения самого, по сути, не было. Поэтому люди с ВИЧ объединились и стали проводить акции протеста у здания Минздрава и других государственных органов. Наше движение не имеет юридического статуса, но мы постоянно сотрудничаем с разными частными организациями.

— Многие организации, которые борются с проблемами лечения ВИЧ в России, выступают, скажем так, на стороне Минздрава. Скажите, на каком уровне ваша организация сотрудничает с Минздравом?

— Мы не оппозиция, просто мы боремся за то, чтобы лекарства выдавались вовремя, в нужном количестве, нужного качества и чтобы схемы лечения не менялись ежемесячно. Вот недавно движение встречалось с господином Михаилом Мурашко, это глава Росздравнадзора, который и должен контролировать, чтобы везде все препараты выдавались вовремя и правильно. Мы ему донесли, что его представители на местах действуют не очень хорошо. Они отчитываются, что перебоев в регионах нет, а нам приходят десятки, а то и сотни заявлений о том, что в регионах не дают лечение. Я не могу сказать, что мы оппозиция, мы боремся все-таки за то, чтобы лечение выдавалось вовремя, в нужном количестве и нужного качества.

— А откуда у движения деньги, кто его финансирует?

— У нас нет источников финансирования, нам они не нужны. Люди вечером после работы общаются в соцсетях, по телефону и вживую — для этого не нужны деньги. А если мы проводим акции, то участники приезжают за свой счет. И плакаты все рисуют сами, от руки.

— Вы создали проект с аптечками взаимопомощи. Расскажите, какие лекарства содержат аптечки, откуда вы их берете и как это работает.

— Проект создали сами пациенты из-за перебоев с лекарствами, это не было инициативой какого-то одного человека или организации. Люди, которым поменяли схему лечения и у которых, соответственно, остались старые препараты, отдают их в аптечки, чтобы помогать другим. Например, эти аптечки нужны внутренним мигрантам: человек приехал из Владивостока в Москву и в силу юридических и бюрократических обстоятельств не может получать полноценное лечение в столице. Но препараты где-то получать надо, и, пока он не решит бюрократические проблемы, он может обратиться в пациентскую аптечку и получить лекарство. Активисты просят, чтобы пациенты писали заявления, что им не дали определенный препарат. Потом эти заявления отправляют в Росздравнадзор.

Минздрав долго открещивался от проблем, говорил, что у них нет перебоев, поэтому все заявления очень важны. На нашем сайте можно написать заявление о перебоях в получении лекарств. Только за этот год подобных заявок уже, по-моему, больше 200. Но для Минздрава это почему-то не аргумент.

— Одно из ваших требований к Минздраву — это создание и повсеместное внедрение на территории страны протоколов лечения ВИЧ, обязательных для исполнения клинических правил. Откуда возникло это требование?

— Стандартная терапия включает в себя три активных препарата, а у нас в регионах кому-то назначают два, а кому-то и вовсе один. Лекарств нет, а врачи ссылаются на какие-то рекомендации, которых на самом деле нет. В России существуют только рекомендации лечения, и они не обязательны для исполнения. Федеральный центр СПИД, если мне не изменяет память, в 2015 году проводил исследование на тему схем лечения ВИЧ в регионах. Оказалось, что используется более ста разных способов. Хотя на самом деле схем, которые рекомендует ВОЗ и которые прописаны в их протоколах, намного меньше.

Если говорить о стандарте и списке жизненно важных препаратов, то сегодня в России все далеко не идеально. Представьте, у нас есть пациенты, которые принимают по 10 таблеток в день, хотя во всем мире люди давным-давно пьют одну таблетку в день и чувствуют себя прекрасно. К сожалению, сейчас наша страна занимается импортозамещением, а это влияет на качество препаратов. Препараты, которые производят в России, в большинстве своем далеко не новые и обычно токсичные. К примеру, «Пациентский контроль» долго добивался того, чтобы ставудин исключили из списка жизненно важных, потому что он токсичен и его не рекомендует ВОЗ.

— А его можно заменить импортным лекарством?

— Его можно заменить другими препаратами, но, опять-таки, на Западе есть более современные лекарства, которые удобнее для приема и менее токсичны, но в России они не входят в список жизненно важных, и поэтому бесплатно их получает очень мало пациентов.

У нас есть пациенты, которые принимают по 10 таблеток в день, хотя во всем мире люди давным-давно пьют одну таблетку в день и чувствуют себя прекрасно

— Можно ли сказать, что качество жизни людей с ВИЧ у нас хуже, чем у человека с ВИЧ в Германии, например?

— Нельзя сказать, что хуже. Просто у людей есть недоверие к препаратам, которые делаются в России. Чтобы российские пациенты с ВИЧ поверили в российские препараты, фармкомпании должны сделать переквалификацию лекарств согласно ВОЗ. Это самый верный показатель, что препарат качественный. ВОЗ не допустит появления на рынке плохих препаратов. Но эта процедура стоит дорого и требует очень много бумажной работы. И это занимает не один месяц, это может занять несколько лет.

— Все же непонятно в итоге: опасения пациентов оправданны или нет?

— Не всегда. Опять-таки, мы встречались с Росздравнадзором, нам говорят, что от врачей жалоб не поступало. В основном пациенты пишут на форумах что-то типа «препараты плохие, у меня от них болит живот». Но при этом люди не пишут, что возникают какие-то новые побочные эффекты, которых раньше не было. И перепроверить эту информацию невозможно. Тот же самый Росздравнадзор разводит руками, потому что может реагировать только на официальные заявления. Я допускаю, что на ряд каких-то препаратов появляются побочные эффекты, но они могут быть и из-за особенностей организма или еще каких-то причин.

— По последней информации, если правильно принимать лекарства, то с ВИЧ можно жить довольно долго. То есть, по сути, сейчас ВИЧ — это хроническое заболевание. Почему же в России люди до сих пор умирают?

— Причин много. Конечно, значимый фактор — это ситуация с перебоями поставки лекарств. Государство должно обеспечивать гражданам бесплатное лечение, а когда люди перестают его получать, они прекращают верить государству: не ходят к врачам, не обследуются и не лечатся. И врачи тоже не могут их найти, потому что такие люди либо переезжают, либо просто избегают врачей. А потом приходят уже в очень плохом состоянии.

Также в нашей стране много ВИЧ-диссидентов, которые отрицают существование ВИЧ и не видят необходимости в его лечении. Они считают, что болезни не существует и это все заговор фармкомпаний. Из-за таких взглядов умирают дети, потому что эта информация направлена в первую очередь на беременных женщин, у которых выявлена ВИЧ-инфекция. Они не лечатся и не дают лечить детей, в результате чего дети умирают.

Еще это вопрос стигмы. Люди не проверяются на ВИЧ и очень поздно узнают о диагнозе. В таком случае, к сожалению, никакие медикаменты не могут улучшить их состояние и вывести из состояния СПИДа.

— Многие считают, что ВИЧ — удел наркопотребителей и секс-работников. Как на самом деле обстоят сейчас дела? Какие пути заражения сейчас самые распространенные?

— Заражение посредством полового акта сейчас так же распространено, как и заражение через инъекционные наркотики. Соотношение приблизительно 50 на 50. Понятно, что в России есть регионы — например, Алтайский край, — где проходит наркотрафик, и там основное заражение идет через наркопотребление. Есть регионы, как, например, Краснодарский край: это курорт, там, соответственно, туристы и там больше полового пути передачи. Если смотреть в целом по стране, то сейчас это примерно 50 на 50.

— А Москва, Питер?

— Там тоже плюс-минус 50 на 50. В России есть еще группа с двойной стигмой — гомосексуалы, которые не говорят врачу, что они геи, просто «заразился половым путем». Соответственно, у этой группы проблематично выяснить, какой был путь заражения, а для профилактики это важно. Сейчас есть организации, которые ведут в этой сфере работу и пытаются показать проблему как она есть, а Минздрав занижает эту статистику и многое не показывает.

— Вы говорите о стигме и о том, что люди не считают нужным обследоваться. Почему так получается? Ведь об этом много говорится.

— Вопрос в том, как об этом говорят. Например, День памяти умерших от СПИДа прошел сейчас под лозунгами, которые возвращают страну в 90-е, идет какое-то устрашение людей. Типа того, что ВИЧ — это чума. Ведется очень мало хорошей просветительской работы. И люди раньше как считали, что это чума, даже через рукопожатие можно заразиться, так это и продолжается, к сожалению.

ВИЧ давно во всем мире считается хроническим заболеванием, и люди, как вы правильно сказали, могут жить с этим долго. Не просто долго — столько же, сколько и люди без болезни. Потому что есть эффективное лечение, и если человек держит свое здоровье под контролем, то у него все будет хорошо. На профилактику ВИЧ выделяются деньги. Но, к сожалению, мы видим, что эти деньги расходуются очень неэффективно, особенно в регионах.

В основном деньги тратятся на День памяти жертв СПИДа и День борьбы со СПИДом, выглядит это так: люди выходят на площадь, чтобы раздать брошюры и выпустить шарики в небо. Все. Это вся профилактическая работа, которая у нас ведется за исключением ряда регионов, таких как Санкт-Петербург, Московская область, Екатеринбург. В России нет обмена шприцев, нет раздачи презервативов, до людей сейчас вообще не доносится, что нужно пользоваться презервативами. Потому что у нас есть РПЦ, которая несет несколько другую идеологию — типа воздержания до брака и верности в семье, все в этом роде. Эта риторика уводит в сторону от реальных проблем, люди не хранят, конечно же, верность одному партнеру, к тому же и не предохраняются.

Люди выходят на площадь, чтобы раздать брошюры и выпустить шарики в небо. Это вся профилактическая работа, которая у нас ведется

Еще по теме:

  • Какие синдромы инфаркта миокарда Симптомы инфаркта миокарда Инфаркт миокарда — всегда большой риск для жизни человека. Причиной почти каждой третьей смерти в нашей стране становится остановка сердца из-за недостаточного кровоснабжения (ишемии) сердечной мышцы […]
  • При гепатите с можно ли в баню Гепатит форум Обмен знаниями, общение и поддержка людей с гепатитом Гепатит С и баня Перейти на страницу: Гепатит С и баня Сообщение Странник_ » 17 май 2011 13:07 Re: Гепатит С и баня Сообщение Gudvin » 17 май 2011 […]
  • Профилактика вич в лечебных учреждениях Профилактика ВИЧ/СПИД Профилактика ВИЧ/СПИД Введение Что происходит в организме после заражения ВИЧ Что такое СПИД Уровни профилактики ВИЧ/СПИД Важнейшие действия в области профилактики ВИЧ Пути передачи ВИЧ-инфекции […]
  • Анализ крови при ангине на вич Internet Скорая помощь Медицинский портал О найденных недочетах пишите support@03.ru. Статистика За сутки добавлено 38 вопросов, написано 54 ответа, из них 11 ответов от 7 специалистов в 3 конференциях. С 4 марта 2000-го 375 […]
  • Простуда почек и мочевого пузыря ПОЧКИ И МОЧЕВОЙ ПУЗЫРЬ: ЛЕЧЕНИЕ И ПРОФИЛАКТИКА Самое надежное средство от недержания мочи – смесь зверобоя и золототысячника. Траву смешать в равных количествах. Пить как чай. При раздражении мочевого пузыря и частых позывах на […]
  • При пищевых отравлениях спиртное Пикник на природе: первая помощь при отравлении Пищевое отравление – одно из самых распространенных явлений в весенние и летние месяцы. Иногда симптомы пищевых отравлений. Симптомы пищевого отравления Клиническая картина пищевого […]