Паранеопластические синдромы при раке желудка

Паранеопластический синдром

В.А. Шапот сформулировал положение о системном действии опухолей на организм и выделил 2 его компоненты.

1. Неспецифическая компонента: успешная конкуренция опухоли с органами и тканями, непосредственно не затронутыми опухолевым процессом, за жизненно важные метаболиты (глюкозу, азотистые основания, предшественники НК, железо, витамины). Гипогликемическое давление опухоли (опухоль — «ловушка глюкозы») и высокая активность синтетических процессов в ней (опухоль — «ловушка азотистых соединений»).

2. Специфическая компонента: постепенное перепрограммирование процессов в органах и тканях, не пораженных опухолью, в сторону, характерную для процессов самой опухоли.

Паранеопластический синдром – совокупность клинических симптомов, проявляющихся в результате действия специфических и неспецифических продуктов обмена опухоли на организм, исчезающих при ее удалении и возобновляющихся при рецидиве и метастазировании опухоли. Паранеопластический синдром может проявляться в виде нейротрофических, аутоиммунных и эндокринных изменений.

Включает в себя нервно-трофические нарушения; аутоиммунные процессы; эндокринные нарушения.

Крайним выражением системного действия опухоли на организм является кахексия.

— нарастающая дистрофия тканей из-за дефицита в них глюкозы, белка и липидов;

— дефицит в тканях азотистых соединений;

— расстройство энергетического гомеостаза — энергетический дефицит;

— усиленный распад белков, обусловленный выходом в цитозоль тканей лизосомальных гидролаз (следствие повреждающего мембранотропного действия оксидантов, избыток которых вызван дефицитом антиоксиданта а-токоферола, потребляемого опухолью);

— стимуляция глюконеогенеза во время роста опухоли сопровождается распадом тканевых белков: мышц, белков лимфатической ткани, тимуса, селезёнки.

Многие синдромы, относящиеся к паранеопластическим, встречаются и при неопухолевых заболеваниях. Например, наиболее известный паранеопластический синдром из группы обменно-эндокринных нарушений — гипертрофическая остеоартропатия с изменениями пальцев верхних и нижних конечностей в виде барабанных палочек, описанный при мезотелиоме плевры (57 % случаев), раке легкого (5—23 % случаев), лимфогранулематозе, встречается часто и при хронических неспецифических заболеваниях легких, врожденных пороках сердца, циррозах печени и др.

Сравнительно высокая частота паранеопластических синдромов при некоторых опухолях позволяет говорить об их нозологической специфичности. Например, только мелкоклеточный гистологический вариант рака легкого сопровождается в ряде случаев гиперкальциемией и развитием гинекомастии; гиперкальциемия более характерна для миеломной болезни. чем для других лейкозов; аутоиммунная гемолитическая анемия часто встречается при хроническом лимфолейкозе и лимфосаркоме, нефрогический синдром (вследствие амилоидоза или гломерулонефрита) — при лимфогранулематозе, черный акантоз — при раке желудка.

Гиперурикемия нередко наблюдается при остром лейкозе и гематосаркомах, гипоурикемия — при лимфогранулематозе. На фоне эффективного лечения основного заболевания и улучшения состояния больных отмечают улучшение показателей метаболизма мочевой кислоты. Полагают, что развитие гипоурикемии обусловлено выделением опухолью метаболитов, вызывающих усиленную секрецию почечными канальцами мочевой кислоты.

Разнообразные эндокринные расстройства, относящиеся к паранеопластическим синдромам, объясняют секрецией опухолевыми клетками полипептидов, сходных по фармакологическому эффекту с действием некоторых гормонов. Встречаются при раке легкого, поджелудочной железы, яичников, почек, щитовидной железы, желудка, молочной железы. Среди этих паранеопластических синдромов , одним из наиболее серьезных и частых является гиперкальциемия. Она наблюдается почти в 50% случаев миеломной болезни, при остром лейкозе, раке почек, яичников, молочной железы.

Из числа паранеопластических синдромов, характеризующихся преимущественно сосудистыми нарушениями, выделяют мигрирующий тромбофлебит и паранеопластический эндокардит. Первый развивается у 2—3% онкологических больных, нередко осложняется повторными инфарктами легкого, плохо поддающимися лечению антикоагулянтами. Паранеопластический эндокардит (абактериальный эндокардит) чаще наблюдается при раке легкого, желудка, поджелудочной железы и прямой кишки.

К числу распространенных паранеопластических синдромов, характеризующихся аутоиммунными нарушениями, относится развитие дерматомиозита при раке яичников, молочной железы, желудка, легкого и др. Такой паранеопластический дерматомиозит составляет 14—23% всех случаев дерматомиозита и по клиническому течению не отличается от него. Возможно также сочетание злокачественных опухолей с ревматоидным артритом, склеродермией, узелковым периартериитом, системной красной волчанкой, тиреоидитом Хасимото. Течение опухолевого процесса может осложниться присоединением аутоиммунной гемолитической анемии, аутоиммунной тромбоцитопенической пурпуры, геморрагического васкулита, аутоиммунного паранеопластического синдрома Шелли — Харли. Последний характеризуется наличием в крови аутоантител к ткани молочных желез и клеток красной волчанки (LE-клетки), гипергаммаглобулинемией, а также ложноположительными серологическими реакциями на сифилис. Клинически этот паранеопластический синдром проявляется гипертрофией молочных желез и зудящей сыпью на коже.

Паранеопластический синдром в виде поражения нервной системы встречается у 2—18,5 % онкологических больных. Выделяют психозы и другие расстройства психики (чаще у больных раком поджелудочной железы), а также паранеопластические нейропатии (энцефало- и миелопатии). Дегенерация коры мозжечка, сочетающаяся с сенсорной или сенсомоторной нейропатией (синдром Ламберта — Итона), в 80 % случаев встречается при раке легкого.

Описаны паранеопластические синдромы, в развитии которых имеют значение как нарушения иммунологической реактивности, так и местные изменения, связанные с опухолевым ростом. К таким паранеопластическим синдромам относят перикардит, развивающийся иногда при лимфогранулематозе и других гематосаркомах без специфического поражения перикарда; спру-подобную стеаторею (целиакию), встречающуюся при гематосаркомах и проявляющуюся «жирными» поносами и приступообразными болями в животе.

Паранеопластический синдром

Паранеопластический синдром – комплекс клинических и лабораторных признаков онкологического заболевания, не связанных с ростом первичного новообразования и появлением метастазов. Обусловлен неспецифической реакцией организма и выделением опухолью биологически активных соединений. Проявляется эндокринными, дерматологическими, сердечно-сосудистыми, нейромышечными, нефрологическими, гастроэнтерологическими, гематологическими или смешанными расстройствами. Диагностируется на основании анамнеза, симптомов и данных дополнительных исследований. Лечение – удаление либо консервативная терапия первичной опухоли.

Паранеопластический синдром

Паранеопластический синдром – неметастатические системные клинико-лабораторные проявления онкологического заболевания. Страдают преимущественно больные пожилого и среднего возраста. Паранеопластический синдром чаще возникает при лимфоме, раке легких, раке яичников и раке молочной железы. Иногда становится первым признаком ранее недиагностированного онкологического поражения. Играет как положительную, так и отрицательную роль в процессе диагностики онкологических заболеваний.

При отсутствии клинических проявлений первичного онкологического процесса становится неспецифическим маркером новообразования. Вместе с тем, одновременное появление паранеопластического синдрома и локальных симптомов злокачественной опухоли может усложнять клиническую картину и затруднять распознавание онкологического заболевания. Лечение осуществляют специалисты в области онкологии, эндокринологии, кардиологии, гастроэнтерологии, дерматологии и врачи других специальностей.

Причины паранеопластического синдрома

Основными причинами развития паранеопластического синдрома являются активность злокачественной опухоли и реакции организма на эту активность. Клетки новообразования выделяют биологически активные белки, энзимы, иммуноглобулины, простагландины, цитокины, интерлейкины, факторы роста, активные и неактивные гормоны, влияющие на деятельность различных органов и систем. Контакт нормальных тканей организма с тканью опухоли и выделяемыми ею соединениями провоцирует нормальные иммунные реакции и вызывает развитие аутоиммунных нарушений.

Вероятность возникновения, интенсивность проявлений и характер паранеопластического синдрома зависят от локализации и вида новообразования, способности опухоли выделять различные активные вещества и генетически обусловленной склонности к аутоиммунным нарушениям. Чаще всего паранеопластический синдром развивается при раке легкого. В числе других онкологических заболеваний, часто провоцирующих этот синдром – рак молочной железы, рак яичников, рак почки, лимфомы, лейкозы, гепатоцеллюлярная карцинома, рак желудка, рак поджелудочной железы и опухоли ЦНС.

Характеристика паранеопластических синдромов

Паранеопластические синдромы – обширная группа синдромов, возникающих при злокачественных опухолях. Кроме того, паранеопластические синдромы выявляются при некоторых доброкачественных новообразованиях и заболеваниях неопухолевой природы, в том числе – при ревматических болезнях, хронических неспецифических заболеваниях легких, болезнях сердца, эндокринных заболеваниях и поражении паренхиматозных органов. Возможность вовлечения любых органов и систем, а также разнообразие клинических проявлений паранеопластических синдромов затрудняют создание единой классификации.

Существует несколько вариантов упорядочивания таких синдромов, наиболее распространенным из которых является группировка по органно-системному принципу (с учетом поражения тех или иных органов). Согласно этому варианту, различают эндокринные/метаболические, дерматологические, почечные, нервно-мышечные/неврологические и некоторые другие виды паранеопластических синдромов. Отличительными особенностями всех синдромов являются:

  • общие патогенетические механизмы;
  • возникновение при онкологических заболеваниях;
  • неспецифичность клинической симптоматики и лабораторных показателей;
  • возможность развития паранеопластического синдрома до появления локальных признаков опухоли, одновременно с локальными признаками опухоли либо на заключительных стадиях болезни;
  • неэффективность терапии, исчезновение синдрома после радикального лечения новообразования и его повторное возникновение во время рецидива.

Развитие паранеопластического синдрома до появления местных признаков опухоли может, как облегчать, так и затруднять диагностику основной патологии. Например, синдром Мари-Бамбергера (оссифицирующий системный периостоз, при котором пальцы приобретают вид барабанных палочек) чаще наблюдается при злокачественных поражениях плевры и легких, но не является их специфическим проявлением, поскольку может обнаруживаться и при других заболеваниях, например, при хроническом обструктивном бронхите, циррозе печени или пороках сердца.

Тем не менее, наличие этого паранеопластического синдрома указывает на высокую вероятность патологии дыхательной системы и позволяет достаточно точно определить перечень необходимых обследований. Другие паранеопластические синдромы, например, лихорадка, тромбофлебит или дерматологические поражения могут трактоваться как самостоятельные заболевания, что ведет к недообследованию, назначению неправильного лечения и запоздалому выявлению онкологических поражений, ставших причиной развития данной патологии. Своевременная диагностика и дифференциальная диагностика этой группы патологических состояний остается актуальной проблемой современной онкологии.

Виды паранеопластических синдромов

Гастроинтестинальные паранеопластические синдромы (потеря аппетита, похудание) – самые распространенные синдромы при онкологических заболеваниях. На определенных этапах злокачественного процесса выявляются практически у всех больных. Основными проявлениями паранеопластического синдрома являются потеря аппетита, изменение вкуса, возникновение отвращения к некоторым пищевым вкусам и запахам. После постановки диагноза, прогрессирования локальной симптоматики и начала химиотерапии гастроинтестинальные расстройства могут усугубляться депрессией, страхом перед тошнотой и рвотой, нарушениями проходимости кишечника и другими обстоятельствами.

Гематогенные паранеопластические синдромы выявляются у большинства онкологических больных. Самой распространенной разновидностью этого паранеопластического синдрома является умеренная или нерезко выраженная нормохромная анемия. В анализе периферической крови нередко обнаруживаются другие признаки основного заболевания: повышение СОЭ, лейкоцитоз и сдвиг лейкоцитарной формулы влево. При В-клеточных лимфоидных новообразованиях паранеопластический синдром может проявляться аутоиммунной гемолитической анемией, при меланоме и лимфоме Ходжкина – гранулоцитозом, при лейкозах – тромбоцитопенией, при раке печени и почек – эритроцитозом.

Эндокринные и метаболические паранеопластические синдромы включают в себя разнообразные гормональные и обменные нарушения. При медуллярном раке щитовидной железы может развиваться гипокальциемия, протекающая бессимптомно или сопровождающаяся повышением нервно-мышечной возбудимости. При мелкоклеточном раке легкого паранеопластический синдром проявляется синдромом Кушинга и водно-электролитными нарушениями. Для феохромоцитом характерно повышение артериального давления, для лимфомы Ходжкина – гипоурикемия, для гематосаркомы и острых лейкозов – гиперурикемия.

Сосудистые паранеопластические синдромы обычно проявляются тромбофлебитами. Могут возникать за несколько месяцев до появления первых признаков онкологического заболевания. Чаще всего выявляются при раке молочной железы, опухолях ЖКТ, раке легких и раке яичников. Половина тробмофлебитов у пациентов в возрасте старше 65 лет связаны с развитием злокачественных новообразований. Сосудистые паранеопластические синдромы плохо поддаются антиагрегантной терапии. После оперативных вмешательств развиваются более чем у половины больных онкологическими заболеваниями. Являются третьей по распространенности причиной летальности в послеоперационном периоде.

Дерматологические паранеопластические синдромы отличаются большим разнообразием. Включают в себя преходящую эритему, приобретенный ихтиоз, паранеопластическую пузырчатку и другие расстройства. Выявляются при лейкозах, медуллярном раке щитовидной железы и некоторых других онкологических заболеваниях.

Неврологические/нервномышечные паранеопластические синдромы сопровождаются поражением центральной и периферической нервной системы. Могут проявляться энцефалитом, деменцией, психозами, синдромом Ламберта-Итона (слабость мышц конечностей, напоминающая миастению, при сохранении тонуса глазных мышц; обычно возникает при опухолях в области грудной клетке, чаще всего при раке легкого), синдромом Гийена-Барре (периферическая нейропатия, выявляется у некоторых больных лимфомой Ходжкина) и другими периферическими нейропатиями.

Ревматологические паранеопластические синдромы встречаются как при ревматоидных заболеваниях, так и при злокачественных новообразованиях. Системный склероз, полимиалгия и ревматоидный артрит характерны для гемобластозов и опухолей толстого кишечника. Паранеопластический синдром в виде вторичного амилоидоза выявляется при почечно-клеточном раке, лимфомах и миеломе. Гипертрофическая остеопатия может наблюдаться при некоторых разновидностях рака легкого.

Черный акантоз как паранеопластический синдром при раке желудка Текст научной статьи по специальности «Медицина и здравоохранение»

Аннотация научной статьи по медицине и здравоохранению, автор научной работы — Кутасевич Я. Ф., Маштакова И. А., Олейник К. Г.

Наведено випадок чорного акантозу як паранеопластичного синдрому. Підкреслено, що паранеопластичні синдроми важливо знати лікарям усіх спеціальностей, оскільки новоутворення різних локалізацій на певних етапах можуть виявлятися неспецифічними шкірними ознаками, що помилково трактуються як самостійні захворювання.

Похожие темы научных работ по медицине и здравоохранению , автор научной работы — Кутасевич Я. Ф., Маштакова И. А., Олейник К. Г.,

BLACK ACANTHOSIS AS PARANEOPLASTIC SYNDROME UNDER STOMACH CARCINOMA

Наведено випадок чорного акантозу як паранеопластичного синдрому. Підкреслено, що паранеопластичні синдроми важливо знати лікарям усіх спеціальностей, оскільки новоутворення різних локалізацій на певних етапах можуть виявлятися неспецифічними шкірними ознаками, що помилково трактуються як самостійні захворювання.

Текст научной работы на тему «Черный акантоз как паранеопластический синдром при раке желудка»

Кутасевич Я.Ф. и соавт. ЧЕРНЫЙ АКАНТОЗ КАК ПАРАНЕОПЛАСТИЧЕСКИЙ СИНДРОМ ПРИ РАКЕ..

Черный акантоз как паранеопластический синдром при

Кутасевич Я.Ф., Маштакова И.А., Олейник К.Г.

ГУ «Институт дерматологии и венерологии АМН Украины», Харьков

ЧОРНИЙ АКАНТОЗ ЯК ПАРАНЕОПЛАС-ТИЧНИЙ СИНДРОМ ПРИ РАКУ ШЛУНКА Кутасевич Я.Ф., Маштакова 1.О., Олш-ник К.Г.

Наведено випадок чорного акантозу як паранеоплас-тичного синдрому. Пщкреслено, що паранеопластич-н синдроми важливо знати лiкарям ycix спе^альнос-тей, оскiльки новоутворення рiзних локалiзацiй на певних етапах можуть виявлятися неспецифiчними шкiрними ознаками, що помилково трактуються як самостiйнi захворювання.

BLACK ACANTHOSIS AS PARANEOPLASTIC SYNDROME UNDER STOMACH CARCINOMA

Kutasevych Ya. F., Mashtakova I.O., Oliynyk K.G.

The case of black acanthosis as a paraneoplastic syndrome has been presented. It should be noted that paraneoplastic syndromes are important for knowing to doctors of all specialties as neoplasms of various localizations at their certain stages can be brought out by nonspecific dermal manifestations which are by mistake treated as independent diseases.

Согласно данным статистики, рак желудка (РЖ) по заболеваемости и смертности в экономически развитых странах занимает третье место среди представителей обоих полов. Ежегодно регистрируется 48,8 тыс. новых случаев этого заболевания, что составляет более 11 % от всех злокачественных новообразований.

Основная причина высокой летальности при злокачественных опухолях — поздняя диагностика, которая нередко связана с отсутствием преемственности специалистов различных областей медицины.

Так называемыми «помощниками» в выявлении онкологической патологии являются пара-неопластические синдромы (ПНС). ПНС — это нарушения, вызванные опухолевым процессом и проявившиеся на расстоянии от опухоли и ее метастазов; наблюдается примерно у 4-60 % больных злокачественными новообразованиями. Паранеопластические проявления часто локализуются на коже; из них наиболее клинически значимы:

— кольцевидная центробежная эритема Дарье;

— герпетиформный дерматит Дюринга;

Классическим ПНС с кожными проявлениями считается черный акантоз (ЧА). ЧА — ПНС, который чаще возникает у лиц старше 40 лет и в 60-100 % случаев указывает на рак пищеварительного тракта. Почти у 30 % больных дерматоз предшествует клиническим признакам рака.

Пигментно-сосочковая дистрофия кожи (черный акантоз) относится к редким заболеваниям неизвестной этиологии, сложным патогенезом; имеется связь с нарушениями функции эндок-ринно-вегетативного аппарата. Клиника ЧА впервые была описана в 1890 г. Поллицером и Яновским, которые указывали, что клиническая картина данного заболевания характеризуется наличием двух постоянных признаков:

— гиперпигментация кожных покровов, которая бывает разнообразной — от грязно-красного, желтовато-бурого до черного, часто локализующаяся в области подмышечных впадин, шеи, половых органов, паховых складок;

Дерматовенерология. Косметология. Сексопатология

— усиление рельефного рисунка кожи, которое выражено неравномерно — от слегка подчеркнутого до значительной степени напоминая по виду «щетку для вытирания перьев»; в более развитых случаях — до папиллярных разрастаний различной величины.

Так, например, П.С. Григорьев у наблюдаемой им больной описал такие элементы высотой до 5 см. Великанов отмечал, что изменение кожного рельефа и гиперпигментация могут развиваться одновременно, а Иордан указывал, что пигментация на многие годы появляется раньше усиления рельефа кожи [1].

Изменение цвета слизистых оболочек у больных пигментно-сосочковой дистрофией кожи наблюдали Годар, П.С. Григорьев в 60 % случаев. Эти изменения характеризуются шероховатыми, местами покрытыми нежными грануляциями, иногда — сосочковыми разрастаниями, папилломатозом. У больных при ЧА описанные изменения — не только на слизистой оболочки рта, зева, но и гортани, влагалища, пищевода, прямой кишки и в почечных лоханках.

К этим двум признакам очень часто присоединяется и третий — разлитое утолщение кожи, зависящее от гиперкератоза, резче всего выраженное обычно на ладонях и подошвах; изредка встречается и ограниченный гиперкератоз в форме кожных рогов, вследствие чего кожа на пораженных участках представляется шероховатой, жесткой и чрезвычайно сухой.

Волосы вовлекаются приблизительно в 1/4 всех случаев; они становятся сухими, истонченными, ломкими; очень редко наблюдается, наоборот, усиленный их рост. Ногти поражаются примерно у 20 % больных, чаще всего становятся хрупкими. Больные предъявляют жалобы на:

— парестезию, чувство сухости, стягивания;

— зуд, порой интенсивный;

— боли при жевании, глотании [2].

Различают две формы ЧА:

— юношескую, при которой начало болезни — с рождения или в раннем детстве, или ко времени половой зрелости;

— позднюю, при которой болезнь развивается после наступления половой зрелости.

ЧА встречается приблизительно одинаково часто у обоих полов. Юношеские формы ЧА обычно отличаются доброкачественностью, протекают длительно и сравнительно мало отражаются на общем состоянии больного. Доброкачественная форма папиллярно-пигментной

сосочковой дистрофии иногда сопровождается врожденными заболеваниями и дефектами:

— аортальными и сердечными аномалиями;

— дефектами со стороны глаз и другими эмб-риопатиями.

У взрослых заболевание часто предшествует или сопутствует аденокарциноме желудка и кишечника. Кожные изменения считают результатом раздражения симпатических узлов и надпочечников вследствие рака абдоминальных органов, которые при этом могут протекать скрыто и неясно [3].

Гистологически для ЧА характерны:

— отёк шиповатого слоя;

— скопление меланина во всех слоях кожи;

— расширение сосудов дермы с увеличением капилляров в сосочковом слое;

— умеренно выраженные периваскулярные инфильтраты.

Учитывая редкость черного акантоза, мы считаем целесообразным описать случай этого дерматоза из нашей практики.

Под нашим наблюдением находилась больная К., 44 лет, поступившая с жалобами на высыпания по всему кожному покрову, сухость кожи, интенсивный зуд, жжение, выпадение волос. Жалобы со стороны желудочно-кишечного тракта отсутствовали.

Женщина страдала более двух лет; амбулаторное лечение по поводу нейродермита, папилломатоза оказалось безуспешным. Патологический кожный процесс прогрессировал, в связи с чем больная была направлена в клинику ГУ «Институт дерматологии и венерологии АМН Украины».

При поступлении патологический кожный процесс носил универсальный характер. Кожные покровы были гиперпигментированы, особенно в области лба, шеи, подмышечных впадин, пахово-бедренных, межягодичных складках, коленных и локтевых сгибах, тыльной поверхности кистей и стоп. Обращало на себя внимание выраженная сухость кожных покровов, а также плотность кожи, усиленный рельеф, множество папилломатозных разрастаний высотой до 3 мм. Отмечался выраженный гиперкератоз ладоней и подошв, волосы — сухие, истонченные; все ногтевые пластинки дистрофичны. Слизистые оболочки полости рта также гиперпигментированы.

— в клиническом анализе крови — гипохромная анемия, эозинофилия, ускорение СОЭ:

Дерматовенерология. Косметология. Сексопатология 3-4 (11)’ 2008

Кутасевич Я.Ф. и соавт. ЧЕРНЫЙ АКАНТОЗ КАК ПАРАНЕОПЛАСТИЧЕСКИИ СИНДРОМ ПРИ РАКЕ.

1) гемоглобин — 105 г/л;

2) эритроциты — 4,0-1012/л;

3) цветовой показатель — 0,8;

4) эозинофилы — 11 %;

— клинический анализ мочи, биохимические показатели — в пределах нормы.

Гистологически: акантоз, гиперкератоз — массивный, рыхлый, выраженный папилломатоз. Зернистый слой лишь местами представлен одним слоем клеток, в шиповатом слое — вакуольная дистрофия; количество меланоцитов увеличено. Незначительный отек сосочкового слоя; количество сосудов увеличено, их просветы зияют, стенки фиброзирова-ны и окружены скудным инфильтратом. Волосяные фолликулы гипотрофированы (Рис. 1).

Рисунок 1. Гистологический препарат больной пигментно-сосочковой дистрофией кожи (черным акантозом)

1. Дифференциальная диагностика кожных

болезней: Руковод. для врачей / Под ред. Б.А. Беренбейна, А.А. Студницина. — М.: Медицина, 1989. — 672 с.

2. Потоцкий И.И. Справочник дерматовенеро-

При обследовании органов малого таза с помощью ультразвукового исследования было выявлено увеличение придатков матки, больше справа, и обнаружен экссудат. Больная от дальнейшего обследования отказывалась, однако по нашему настоянию было проведено обследование желудочно-кишечного тракта (фиброгастроскопия), при котором был выявлен рак желудка, в связи с чем больная была направлена в ХОКОД для уточнения диагноза и лечения.

Как показал приведенный пример, углубленное обследование еще раз подтвердило то, что этот редкий дерматоз является паранеопласти-ческим, в связи с чем необходимо тщательное, настойчивое обследование этой категории больных.

В заключении хотелось бы отметить, что знать ПНС важно для врачей всех специальностей, поскольку новообразования различных локализаций на определенных этапах могут проявляться неспецифическими признаками, ошибочно трактуемыми, как самостоятельные заболевания. В результате пациент получает неадекватное лечение, а онкологический поиск задерживается, что ведет к запоздалому распознаванию опухоли и снижению процента выживаемости онкологических больных.

лога. — К.: Здоров’я, 1985. — 224 с.

3. Попов Л.Х. Синтетическая дерматология.

— София: Медицина и физкультура, 1961.

Дерматовенерология. Косметология. Сексопатология

ПАРАНЕОПЛАСТИЧЕСКИЕ СИНДРОМЫ

ПАРАНЕОПЛАСТИЧЕСКИЕ СИНДРОМЫ (греч, para около + neos новый + plasis формирование, образование; синдром; син.: синдромы, сопутствующие опухоли, неспецифические синдромы злокачественного роста) — разнообразные патологические проявления, обусловленные опосредованным влиянием опухолевого процесса на метаболизм, иммунитет и функциональную активность регуляторных систем организма. В ряде случаев П. с. утяжеляют течение опухолевого процесса, иногда служат диагностическим признаком, позволяющим заподозрить опухоль.

В 1865 г. А. Труссо впервые описал развитие П. с. — мигрирующего тромбофлебита у больных раком желудка, матки и яичка. В дальнейшем было описано св. 60 паранеопластических синдромов. Частота их при различных опухолях существенно варьирует, что позволяет говорить о нозологической специфичности П. с. Напр., только мелкоклеточный гистол, вариант рака легкого сопровождается в ряде случаев гиперкальциемией и развитием гинекомастии; гиперкальциемия более характерна для миеломной болезни, чем для других лейкозов; аутоиммунная гемолитическая анемия часто встречается при хрон, лимфолейкозе; амилоидоз — при лимфогранулематозе; acanthosis nigricans — при раке желудка и т. д. Многие синдромы, относимые к паранеопластическим, встречаются и при неопухолевых заболеваниях, напр, пальцы в виде барабанных палочек наблюдаются при хрон, неспецифических заболеваниях легких, врожденных пороках сердца, циррозах печени и др.

Достаточно четкой классификации П. с. не существует. Нек-рые исследователи, напр. Ю. И. Лорие с соавт. (1972), выделяют П. с., характеризующиеся обменными и эндокринными нарушениями, поражениями кожи, сосудистыми расстройствами, а также П. с., связанные с аутоиммунными и аллергическими процессами, поражением ц. н. с., нейромышеч-ными нарушениями.

П. с., характеризующиеся обменными нарушениями, включают гипертрофическую остеоартропатий), гипер- и гипоурикемию, редко встречаются случаи паранеопласти-ческой фибриногенемии и криофиб-риногенемии. Наиболее известна гипертрофическая остеоартропатий, к-рая, по данным Вирмана (Wier-man) и соавт., встречается у 57% больных мезотелиомой плевры; по наблюдениям других исследователей, этот синдром развивается в 5,2— 23% случаев рака легкого. Клин, проявления гипертрофической остеоартропатий: сильные боли в костях конечностей, отек и тугоподвижность пальцев, прогрессирующие изменения пальцев верхних и нижних конечностей — пальцы в виде барабанных палочек (см.Барабанные пальцы), мышечная слабость, цилиндрическое расширение дистальной части конечностей, обусловленное твердым отеком тканей, местное повышение температуры, усиленное местное потоотделение и покраснение. Рентгенологически обнаруживают слоистые периостальные наложения вокруг диафизов, реже эпифизов трубчатых костей.

Гиперурикемия (см. Урикемия) — повышение содержания мочевой к-ты в крови, встречается при остром лейкозе, особенно его миелобластном варианте, и гематосаркомах. Развитию этого П. с. в ряде случаев способствует интенсивное лечение противоопухолевыми средствами. Гиперурикемия сопровождается блокадой почечных извитых канальцев и приводит к поражению почек. В ряде случаев при этом развивается тяжелая нефропатия с анурией и уремией. Лечение направлено на ощелачивание, гидратацию, иногда показан гемодиализ. С целью профилактики гиперурикемии при лечении противоопухолевыми средствами назначают аллопуринол.

Гипоурикемия — понижение содержания в крови мочевой к-ты — описана как П. с. Беннетом (J. Bennett, 1972) с соавт, у больных лимфогранулематозом. При этом содержание мочевой к-ты в крови может быть понижено до 0,022—0,007 г на 1 д. В тех случаях, когда лечение основного заболевания дает благоприятный результат, содержание мочевой к-ты в крови увеличивается.

Разнообразные эндокринные расстройства, относящиеся к П. с., объясняют секрецией опухолевыми клетками полипептидов, сходных по фармакол, эффекту с действием нек-рых гормонов — адренокортикотропного, антидиуретического, фолликулинстимулирующего и других гормонов. П. с. такого характера встречаются при раке легкого, поджелудочной железы, яичников, почек, медуллярном раке щитовидной железы. Высокое содержание в крови у нек-рых онкол, больных адренокортикотропного и соматотропного гормонов гипофиза, а также кортикостероидов может быть причиной развития паранеопластического сахарного диабета и гипотиреоза. Мало изучены механизмы паранео-иластического гипертиреоза, встречающегося в ряде случаев при раке желудка, легкого и молочной железы.

Среди П. с., сопровождающихся эндокринными нарушениями, одним из наиболее серьезных и часто встречающихся синдромов является гиперкальциемия. Она наблюдается почти в 50% случаев миеломной болезни, при остром лейкозе, раке почек, яичников, молочной железы и др. Гиперкальциемии) нельзя считать простым следствием деструктивных процессов в костях, т. к., напр., при миеломной болезни она развивается в виде кризов, и иногда возникает при злокачественных опухолях, не сопровождающихся поражением костной ткани. Предполагают, что патогенез паранеоплас-тической гиперкальциемии связан со своеобразной биохим, анаплазией опухолевых клеток, к-рые могут приобрести паратиреотропную активность и воздействовать на обмен кальция. Клинически гиперкальциемия проявляется при различном содержании кальция в крови, но при условии его повышения по сравнению с нормой на 0,02—0,03 г на 1 л крови. Основные клин, проявления гиперкальциемии — полиурия, полидипсия, слабость, анорексия, быстрая утомляемость, сонливость, нарушение ритма и проводимости сердца — вызваны поражением ц. н. с., почек и сердца. Примерно в 20% случаев паранеопластическая гиперкальциемия клинически протекает бессимптомно. В тяжелых случаях она может приводить к развитию почечной не достаточности. В случаях паранеопластической гиперкальциемии вводят большие объемы жидкости, назначают цитрат или сульфат натрия, кортикостероидные гормоны, комплексоны, тиреокальцитонин; назначение сердечных гликозидов противопоказано.

К П. с. с поражением кожи относят параонкологические дерматозы (см.). По данным Т. П. Мизоновой (1974), параонкологические дерматозы среди паранеопластических синдромов встречаются в 27% случаев.

Среди П. с., характеризующихся преимущественно сосудистыми нарушениями, выделяют мигрирующий тромбофлебит (см.) и паранеопластический тромбоэндокардит (см. Эндокардит). Мигрирующий тромбофлебит обнаруживают при раке желудка, поджелудочной железы, легкого, желчного пузыря, предстательной железы и др. Считают, что этот П. с. развивается у 2—3% онкол, больных; он нередко осложняется повторными инфарктами легкого, плохо поддающимися лечению антикоагулянтами. Паранеопластический тромбоэндокардит, или абактериальный бородавчатый эндокардит, развивается на створках митрального или аортального клапанов и нередко осложняется эмболией коронарных (венечных, Т.) или мозговых артерий. Жуффа (М. Zuffa, 1970) и соавт, выявили этот синдром в 1,3% вскрытий умерших от злокачественных опухолей, чаще всего при раке легкого, желудка, поджелудочной железы и прямой кишки.

Взаимоотношения между опухолевыми и аутоиммунными процессами сложны и определяются многими факторами: течением аллергических процессов, развивающихся на фоне нек-рых злокачественных опухолей, дополнительной сенсибилизацией организма опухолевыми антигенами, нарушением иммунол, толерантности к аутоантигенам, мутагенным влиянием противоопухолевых средств, ионизирующего излучения и самой опухоли на клоны иммунокомпетентных клеток, продуцирующих патол, антитела, ответственные за развитие вторичного аутоиммунного синдрома. К числу наиболее известных П. с., характеризующихся аутоиммунными нарушениями, относится развитие дерматомиозита у больных раком яичников, молочной железы, желудка, легкого и др. Такой пара-неопластический дерматомиозит составляет 14—23% всех случаев этого заболевания и по клин, течению не отличается от нозологической формы болезни. Описано также сочетание злокачественных опухолей с ревматоидным артритом, склеродермией, узелковым периартериитом, системной красной волчанкой, тиреоидитом Хасимото. К П. с. относят аутоиммунную гемолитическую анемию, особенно часто развивающуюся при хрон, лимфолейкозе и гематосаркомах. Течение опухолевого процесса также может осложниться аутоиммунной тромбоцитопенической пурпурой или геморрагическим васкулитом. Аутоиммунный паранеопластический синдром Шелли — Харли характеризуется наличием в крови аутоантител к тканям молочных желез и клеток красной волчанки (LE-кле-ток), гипергаммаглобулинемией, а также ложноположительными серологическими реакциями на сифилис. Клинически этот П. с. проявляется гипертрофией молочных желез и зудящей сыпью на коже, напоминающей мигрирующую фигурную эритему.

При алейкемических формах острого лейкоза 10. И. Лорие с соавт. (1972) наблюдали своеобразные аллергические синдромы, проявляющиеся крапивницей и анафилактическим шоком, поражением ц. н. с. и суставов, имитирующим клин, картину системной красной волчанки, ревматоидного артрита, ревматизма. При скудной гематол, картине эти так наз. маски лейкоза вызывают трудности в распознавании основного заболевания.

При лимфогранулематозе, хрон, лимфолейкозе, лимфо- и ретикулосаркоме, раке желудка и легкого в ряде случаев наблюдается нефротический синдром (см.), к-рый клинически проявляется периферическими отеками, водянкой полостей, массивной протеинурией, гипо- и диспротеинемией, гиперлипидемией. Тяжелой формой П. с. является амилоидоз (см.). При лимфогранулематозе наблюдается периретикулярное отложение масс амилоида в почках, печени, селезенке, кишечнике; при миелохмной болезни поражаются гл. обр. наружная оболочка сосудов, мышцы (сердца, языка), дерма, сухожилия и суставы.

П. с. в виде поражения нервной системы встречаются, по данным разных исследователей, у 2—18,5% онкол, больных. Выделяют психозы и другие расстройства психики (чаще у больных раком поджелудочной железы), а также паранеопластиче-ские нейропатии (энцефало- и миелопатии). Среди них наиболее известен синдром Ламберта — Итона, к-рый встречается чаще при раке легкого, но описан также у больных гематосаркомами, миеломной болезнью. По симптоматике он напоминает миастеническую утомляемость, к-рая проявляется, как правило, в мышцах конечностей, иногда туловища (см. Миастения).

Среди других описаны такие П. с., в развитии к-рых имеют значение как нарушения иммунол, реактивности организма, так и местные изменения, связанные с опухолевым ростом. К таким П. с. относят перикардит, развивающийся иногда у больных лимфогранулематозом и другими гематосаркомами без специфического поражения перикарда; случаи спруподобной стеатореи (целиакии), встречающейся у больных гематосаркомами и проявляющейся «жирными» поносами и приступообразными болями в животе.

Библиография: Вермель А. Е.идр. Особенности поражения почек при лимфогранулематозе, Тер. арх., т. 46, № 7, с. 118, 1974; Д а м e ш e к У. Лейкозы и аутоиммунизация, Пробл, гематол, и перелив, крови, т. 10, № 11, с. 14, 1965; Д и л fa-ман Б.М. Эндокринологическая онкология, JI., 1974; Лорие Ю. И., В ер-мель А. Е, и Поддубная И. В. Неспецифические синдромы в клинике злокачественных новообразований, Клин, мед., т. 50, № 4, с. 60, 1972; Руководство по гематологии, под ред. А. И. Воробьева и Ю. И. Лорие, с. 244, М., 1979; С о л о-в ь e в а А. II. Паранеопластический дерматомиозит, Тер. арх., т. 51, № 10, с. 65, 1979; L e w i s М., L o u g h r i d g e L. a. Phillips T. Immunological studies in nephrotic syndrome associated with ext-rarenal malignant disease, Lancet, v. 2, p. 134, 1971; Pelner L. Host-tumor antagonism, J. Amer. Geriat. Soc., v. 11, p. 303, 1963; Rubinstein M. Mononeuritis in association with malignancy, Bull. Los Angeles neurol. Soc., v. 31, p. 157, 1966; S i d d i q u i N. Neuromuscular syndromes associated with carcinoma, J. Amer. Geriat. Soc., v. 16, p. 666, 1968; Sneddon I. The skin markers of malignancy, Brit, med. J., y. 2, p. 405, 1963.

Еще по теме:

  • Судороги при пищевых отравлениях Пищевое отравление: первая помощь Пищевое отравление может быть вызвано испорченными продуктами растительного и животного происхождения, ядовитыми грибами, растениями или алкоголем. Пищевое отравление может также возникнуть […]
  • Что такое синдром отмены трамадола Что такое синдром отмены трамадола * Публикуется по изданию: Линский И. В., Кузьминов В. Н. Трамадол и синдром отмены опиоидов // Український вісник психоневрології. — 2001. — Т. 9, вип. 1. — С. 40–42. Известно, что болевой синдром в […]
  • Чем выличить простуду на губе Простуда на губе Многим знакомо такое выражение, как простуда на губах. Обычно его используют, когда в области губ образуется пузырек с прозрачным содержимым, который впоследствии лопается и пораженное место покрывается корочкой. […]
  • Токсический гепатит у беременной Токсический гепатит у беременной Печень и беременность Беременность – естественный стресс для организма женщины, состояние функционирование на пределе физиологических возможностей. Беременность не вызывает изменений размеров печени. […]
  • Что делать отпустило от спидов Помогаем зависимыми их семьям Отхода после фена что делать Впервые эфедрин как стимулятор описали китайцы (5000 лет назад). Амфетамин (аналог эфедрина) впервые был синтезирован в 1932 году и использовался как препарат подавляющий […]
  • Вакцина гепатита b инструкция Вакцина гепатита В «Регевак» рекомбинантная дрожжевая жидкая Форма выпуска:1 ампула / 1 доза / 1 мл №10 для взрослых старше 19 лет, 1апула / 1доза / 0,5 мл №10 для детей и подростков до 19 лет включительно. Схема вакцинации:0 […]