Грипп смертность статистика

Факты и статистика

Грипп – это острая вирусная инфекция, поражающая в первую очередь верхние дыхательные пути, в том числе нос и глотку, а также бронхи, реже – легкие. Заболевание встречается по всему миру и очень быстро распространяется среди населения, особенно в местах большого скопления людей. В Северном полушарии ежегодно осенью и зимой происходят эпидемии гриппа, в течение которых инфекция поражает примерно 5–15% населения.

Грипп характеризуется острым развитием таких симптомов, как резкое повышение температуры тела, кашель, головная боль, мышечные и суставные боли, недомогание, насморк, и длится от 2 до 7 дней. Грипп, как правило, проходит в легкой, без осложнений форме, и большинство людей выздоравливают без лечебного вмешательства. Тем не менее гриппозная инфекция может иногда вызывать тяжелое заболевание и приводить к смертельному исходу, особенно среди пожилых людей, беременных женщин, детей раннего возраста и лиц с определенными нарушениями здоровья (в том числе с хроническими заболеваниями сердца, легких, почек, печени, крови, с нарушениями обмена веществ, с ослабленной иммунной системой).

Профилактика

Наиболее эффективный способ предотвращения болезни или ее возможных серьезных последствий – это вакцинация. Для более подробной информации о вакцинации перейдите по соответствующей ссылке слева.

Вирусы гриппа передаются от человека к человеку в основном воздушно-капельным путем, когда больной кашляет или чихает, или контактным путем через руки и предметы. С целью сокращения вероятности инфицирования люди с симптомами респираторной инфекции должны держаться на расстоянии от других и соблюдать правила респираторной гигиены для предотвращения заражения воздушно-капельным путем: прикрывать рот и нос платком при кашле или чихании и регулярно мыть руки.

Смертность от простуд. Посчитали — прослезились

Вице-премьер Ольга Голодец провела всероссийское селекторное совещание, посвященное ходу прививочной кампании. Согласно имеющимся планам, предполагается вакцинировать противогриппозными вакцинами отечественного производства около 52 миллионов россиян. Как сообщили СМИ, Ольга Юрьевна накануне совещания сама сделала себе прививку, также отечественным препаратом, тем самым показав пример согражданам, заодно продемонстрировав надежность и безопасность российской вакцины.

«По заболеваниям, которые связаны напрямую с гриппом и ОРЗ, в прошлом году мы потеряли 4268 человек. Это только напрямую установленная связь», — сказала вице-премьер, при этом, правда, уточнив, что в это число не входят случаи летальных исходов, вызванные осложнениями после перенесенных ОРЗ и гриппа.

Что ж, уточнение, возможно, и правильное. Только уж очень сбивает с толку заметная разница в цифрах. Ведь еще в мае, выступая на сходном совещании, Ольга Голодец приводила несколько другие данные.

«В эту зиму у нас произошел серьезный всплеск смертности. Сейчас проходят исследования специалистов, и коллеги связывают смертность не с текущим ростом сердечно-сосудистых заболеваний, а с осложнениями от пневмоний и ОРЗ, которые вызваны неграмотностью населения и нежеланием прививаться. В течение полугода мы потеряли от ОРЗ, пневмонии и осложнений, связанных с этими заболеваниями, 70 тысяч человек. Это очень большая цифра», — сказала тогда «куратор» российской гуманитарной сферы.

Можно заметить, что «майские» данные сообщают о смертности всего за полгода. То есть, указанные 70 тысяч можно смело умножать. Может, и не ровно в два раза (все-таки в теплое время заболеваемость и смертность от простудных заболеваний идет вниз), но все равно, общая цифра наверняка будет колебаться около ста тысяч погибших россиян. Это притом, что всего за 2014 год в России умерло почти два миллиона человек.

Без сомнения, пятипроцентная смертность от «каких-то там простуд», кои большинство граждан и серьезной болезнью-то не считают, остря фразами «грипп с лечением и без лечения проходит за три дня», — это очень серьезно. И наверняка заставляет задуматься таких «пофигистов» о том, что эти настроения сильно смахивают на «русскую рулетку».

То есть, такой процент смертности мог бы заставить задуматься… Но в конце сентября Ольга Голодец озвучила совсем другую цифру — четыре «с хвостиком» тысячи умерших от ОРЗ за весь прошлый год. А это уже совсем другой уровень опасности. К примеру, от туберкулеза в России за тот же период умерло 14 тысяч больных, от СПИДа — около 25 тысяч, приблизительно столько же разбилось и в ДТП.

Четыре тысяч на этом фоне — ну, это почти что сравнимо с риском встретиться на прогулке с инопланетянами или «поймать» шаровую молнию. От последних в России, кстати, по некоторым данным, погибает около 500 человек ежегодно. А еще сотня человек гибнет от упавших с карнизов домов сосулек.

Но это ж, наверное, не повод каждому надевать перед выходом на улицу специальный антиэлектроразрядный костюм или нахлобучивать на голову строительную каску? Так неужто чиновники надеются, что всего-то четыре тысячи смертей в год смогут заставить 52 миллиона россиян, запланированных к прививкам от ОРЗ, в массовом порядке бежать в поликлиники и прививочные пункты для проведения заветной вакцинации?

А если надежды на такую заинтересованность не очень велики, зачем было вообще озвучивать последнюю цифру, отличающуюся в 17 раз от предыдущих 70 тысяч? Пусть даже и с малопонятным для неспециалистов добавлением «прямо установленной связи» их смерти — с заражением вирусами.

На самом деле, «простая простуда» может оказаться куда более опасной, чем принято считать. Особенно если ее переносить на ногах, да еще не обращаться к врачу. Третий-пятый день ОРВИ обычно критический: больной либо действительно начинает выздоравливать, либо у него начинают развиваться уже бактериальные осложнения со стороны дыхательных путей — бронхиты и воспаления легких.

От последнего, в общем, можно и преспокойно умереть, если не начать вовремя принимать антибиотики или иметь ряд других болезней, ухудшающих прогноз. Например, сердечно-сосудистых. А для лиц пожилого возраста, особенно редко встающих с постели, которым и так угрожает «застойная пневмония», пневмония, еще и вирусно-бактериальная, смертельно опасна.

Через пару недель после вроде бы выздоровления, у человека может начаться, например, инфекционно-аллергический миокардит, воспаление мышцы сердца или сходное поражение почек. И если все это вовремя не диагностировать, исход может быть и очень печальным.

При этом в больницах в качестве «причины смерти», скорее всего, ОРЗ не будет даже упоминаться. Так уж приучили медиков еще с советских времен: «От гриппа наши люди умирать не должны!» Да и от много другого, что портит медицинскую статистику, в том числе на международном уровне, тоже.

А потому на постсоветском пространстве пациенты умирают, в основном, от «ишемической болезни сердца» или, еще проще, «хронической сердечной недостаточности». И, главное, формально все правильно: пока сердце бьется, человек живет. Перестает биться — умирает. А что явилось первопричиной такой остановки — разве так уж важно?

Складывается впечатление, что в течение прошлого года в российском здравоохранении, наверное, впервые за почти сотню лет произошел колоссальный прорыв: докторам разрешили ставить реальные причины смерти хотя бы в отношении умерших от ОРЗ и его осложнений. Надеемся, что после такой честности главвврачей и главных специалистов не «песочат» на всех совещаниях в областных и республиканских минздравах с ритуальным вопросом-заклинанием: «Да как же вы это допустили?!»

И даже вице-премьер Ольга Голодец в мае имела мужество озвучить истинное положение вещей, которое лучше, чем любые «социальные рекламы» подвигало население серьезно относиться к простудным заболеваниям. Не обязательно даже в плане прививок: с началом повышения температуры просто лечь в постель и вызвать на дом участкового врача — это тоже огромный вклад в предотвращение потенциального летального исхода.

Но вот прошло четыре месяца, и цифры смертности от ОРЗ стали намного менее шокирущими, чтобы не сказать — убаюкивающими. Неужто руководители российской медицины сами испугались своей честности в учете статистики умерших от гриппа и другой подобной дряни? Решили «дать задний ход», для начала добавляя к резко снизившимся показателям летальности примечание «с учетом только прямой связи»? А что потом — «непрямую связь» вообще перестанут учитывать? И, как долгие десятилетия до 2014 года, снова начнутся форменные «истязания» рядовых врачей и руководителей среднего звена за то, что они посмели показать истинную картину реальной смертности от простудных заболеваний?

Мне очень хотелось бы, чтобы описанные абзацем выше опасения оказались беспочвенными. А вице-премьеру Ольге Голодец, которая по основному образованию экономист, а не врач, помощники просто подсунули не самую удачную цифру для всеобщего оглашения. Но, вообще, такие «оговорки по Фрейду» поневоле заставляют задумываться о не самых оптимистических вещах…

Смертность снижается, а грипп наступает

В России снизилась смертность. По данным Росстата, опубликованным 2 февраля, в 2015 году умерли 1,91 млн человек, а в 2016-м — 1,89 млн.

А вот с гриппом и ОРЗ ситуация странная — от них умерло более тысячи человек, пишет РБК. Сама по себе цифра невелика, но рост смертности от этих заболеваний фантастический — в 2,3 раза. В 2015 году от гриппа и ОРЗ умерли 477 человек, а в 2016 году — 1079 человек. Особенно странно, что рост смертности совпал с самой массовой в истории программой вакцинации от гриппа осенью 2016 года. На закупку вакцин государство потратило более 4 млрд рублей — на 20% больше, чем было выделено на вакцинацию в 2015 году (3,4 млрд руб.).

В Минздраве считают, что некорректно сравнивать результаты за год и по ним судить об эффективности прививочной кампании, потому что гриппом болеют с конца осени одного года до весны следующего. К тому же рост расходов на противогриппозную вакцинацию был не случаен: в начале 2016 года в 74 регионах России вспыхнула тяжелая эпидемия гриппа штамма А(H1N1). Именно этим штаммом вируса была вызвана эпидемия «испанки» в 20-х годах ХХ века, унесшая миллионы жизней в Европе и России.

Однако взрывной рост смертности от гриппа в 2016 году вызывает обеспокоенность специалистов, которые задаются вопросом о причинах: неверный состав вакцин, многократное завышение в отчетах числа реально привитых людей (вакцины не использовали, а просто выбросили), снижение эффективности прививок по неизвестным причинам? В любом случае, распространенное мнение о бесполезности, а то и вредности, привогриппозных прививок получило дополнительные аргументы.

Большое достижение прошлого года — снижение смертности от туберкулеза, предупреждения об эпидемии которого регулярно появлялись в последние годы в СМИ. Смертность от этой болезни снизилась в 2016 году почти на 16% по сравнению с предыдущим годом: с 13,1 тыс. до 11,1 тыс. человек. Меньше, согласно Росстату, стали умирать от болезней органов дыхания, пищеварения, системы кровообращения, от новообразований и от внешних причин.

Зато вырос показатель смертности от «некоторых инфекционных и паразитарных болезней»: с 18,8 тыс. человек в 2015 году до 21,3 тыс. человек в 2016. Президент «Лиги пациентов» Александр Саверский обращает внимание на рост смертности от «прочих болезней»: в 2015 году умерли по этой причине 318 тыс. человек, в 2016 — 340,3 тыс. По словам Саверского, в эту статью Минздрав может списывать все летальные случаи от болезней, по которым ведомству необходимо улучшать статистику.

Хотя в целом показатель смертности за прошлый год улучшился, по действующему плану Минздрава он должен был снизиться значительнее. Согласно программе «Развитие здравоохранения» 2014 года смертность в 2016 году должна была составить 12,3 случая на 1 тыс. человек, а она составила 12,9 случаев.

В министерстве, не мудрствуя лукаво, учли реальные цифры смертности и повысили целевой прогноз на 2020 год в новой редакции программы «Развитие здравоохранения», который размещен сейчас на сайте раскрытия правовой информации regulation. gov.ru. Директор фонда мониторинга медицинских услуг «Здоровье» Эдуард Гаврилов прокомментировал РБК решение министерства: «Легче снизить планку, чем объяснить населению, почему она не достигается».

Встройте «Правду.Ру» в свой информационный поток, если хотите получать оперативные комментарии и новости:

Летальность от гриппа, других острых респираторных заболеваний и острой пневмонии в Санкт-Петербурге

ЛЕТАЛЬНОСТЬ ОТ ГРИППА, ДРУГИХ ОСТРЫХ РЕСПИРАТОРНЫХ ЗАБОЛЕВАНИЙ И ОСТРОЙ ПНЕВМОНИИ В САНКТ-ПЕТЕРБУРГЕ

И.Г.Маринич, О.Ф.Тимошенко, Г.С.Игнатьева, И.В.Морозов, НИИ гриппа РАМН, Санкт-Петербургский Комитет государственной статистики.

Проблеме смертности от гриппа и ОРЗ и влияния этих болезней на смертность от соматических заболеваний посвящено много работ отечественных и зарубежных исследователей [2, 3, 8, 10-13]. В них приводятся статистико-аналитические данные об ее уровне, динамике, возрастной структуре и удельном весе в структуре смертности от инфекционных и неинфекционных болезней.

В странах, где не практикуется обязательный учет заболеваний гриппом и ОРЗ, результаты анализа смертности используются при эпидемиологическом надзоре за гриппом, оценке тяжести эпидемии и обосновании тактики защиты от гриппа населения из групп высокого риска.

При несомненной ценности этих наблюдений не менее важным вопросом является определение факторов, влияющих на динамику смертности от гриппа и ОРЗ. В частности, это касается анализа причинно-следственных связей между смертностью и заболеваемостью в зависимости от этиологии эпидемии и антигенной изменчивости возбудителей, вызвавших ее, роли коллективного иммунитета как фактора регулирования интенсивности эпидемического процесса при гриппе и социальных условий жизни населения.

В настоящей работе анализ был проведен на примере Санкт-Петербурга, который является вторым по величине мегаполисом России. Рассмотрены материалы по смертности населения Санкт-Петербурга от болезней органов дыхания, гриппа, ОРЗ и острой пневмонии за период с 1969 по 1998 гг. Выборка данных в абсолютных показателях суммарно по всему населению и по отдельным возрастным группам проведена в Санкт-Петербургском Комитете государственной статистики на основании актовых записей о причинах смерти.

Сведения об этиологии и количественной характеристики эпидемий получены из обзоров и отчетов Федерального центра по гриппу и ОРЗ, составленных сотрудниками Института гриппа при участии первого автора настоящей статьи.

По данным официальной статистики, в Санкт-Петербурге за последние 30 лет средний показатель смертности от болезней органов дыхания составил 37,0 на 100 тыс. населения. Однако, как видно из демонстрируемого графика, годовые показатели смертности от указанных болезней варьировали. До начала 80-х гг. в течение 9 из 13 лет они превышали средний уровень в 1,1-1,2 раза или были равными ему. В последующее десятилетие отмечалось устойчивое падение годовой смертности ниже среднего уровня в 1,1-1,5 раза. При этом минимальные показатели были зарегистрированы в 1986-89 гг. и составили 24,2-27,2. Далее, в середине 90-х годов произошел резкий подъем смертности с превышением среднегодового уровня в 1,3-1,7 раза.

У детей от 0 до 2 лет смертность от гриппа, ОРЗ и острых пневмоний в десятки раз больше, чем в остальных возрастных когортах.

Среднегодовая смертность от гриппа и ОРЗ за анализируемый период была равной 2,1 (разброс в отдельные годы от 0,3 до 6,9). Важно отметить, что в динамике смертности от этих нозологических форм наблюдалась отчетливая тенденция к снижению. Если в первые 15 лет показатель смертности достигал 1,9-6,9, то в последующие годы он колебался в пределах 0,3-1,8. В структуре смертности от болезней органов дыхания доля смертных случаев от гриппа и ОРЗ в среднем составляла 5,4% (разброс от 0,8% до 15,9%). Одновременно с последовательным снижением показателя смертности в структуре смертности от болезней органов дыхания уменьшилась и доля смертных случаев от гриппа и ОРЗ до 0,8-5,0%.

Динамика смертности от острой пневмонии в общих чертах оказалась сходной с динамикой смертности от всех болезней органов дыхания. В среднем за рассматриваемые годы смертность от острой пневмонии составила 12,8 и была в 6,1 раза выше, чем средний показатель смертности от гриппа и ОРЗ. В динамике показателей смертности от острой пневмонии также отмечались определенные колебания (от 6,8 до 27,0), но, в отличие от показателей смертности от гриппа и ОРЗ, они не имели столь закономерного снижения. С 1969 г. по 1985 г. уровень смертности от острой пневмонии был относительно устойчив (разброс от 9,8 до 14,9). В течение 1986-1989 гг. он снизился до 6,8-8,4, а затем вновь начал возрастать, достигнув в 1993-1996 гг. 17,8-27,0. По сравнению с предыдущими годами смертность от острой пневмонии в этот период увеличилась в 1,8-3,2 раза и затем вновь начала снижаться. Следует отметить, что доля смертных случаев от острой пневмонии в структуре смертности от всех болезней органов дыхания до 1993 г. составляла в среднем 32,0% с колебаниями от 26,0% до 36,8%, а в последние шесть лет достигла 44,4% (разброс от 40,3% до 47,2%), т.е. увеличилась в 1,4 раза. Приведенные данные показывают, что в Санкт-Петербурге за анализируемые годы в структуре причин смерти от болезней органов дыхания суммарный удельный вес гриппа, ОРЗ и острой пневмонии составлял в среднем 37,4-49,8%.

По усредненным данным максимальная смертность от гриппа и ОРЗ, составившая 34,5, пришлась на детей в возрасте 0-2 лет. В возрастных группах населения с 3 до 49 лет этот показатель колебался от 0,5 до 0,8 и только у лиц в возрасте 50-59 и старше 60 лет повысился до 1,3 и 2,5 соответственно. Таким образом, усредненный показатель смертности от гриппа и ОРЗ у детей младшего возраста в 14-69 раз был выше, чем в остальных возрастных группах. Средний показатель смертности от острой пневмонии тоже был самым высоким у детей в возрасте 0-2 года — 83,4. У детей в возрасте от 3 лет и у лиц до 30 лет он составлял 0,7-1,6, а у населения старше 30 лет последовательно увеличивался до 5,6-27,0. Следовательно, показатель смертности у детей младшего возраста был выше, чем у населения в возрасте от 3 до 30 лет в 52,1-119,1 раз с сокращением этой разницы у пожилых людей до 3,1 раза.

Раздельный анализ годовой динамики смертности от гриппа, ОРЗ и острой пневмонии внутри отдельных возрастных групп населения выявляет две важнейшие особенности. Первая из них заключается в том, что смертность от гриппа и ОРЗ во всех возрастных группах на протяжении рассматриваемого периода времени неуклонно снижалась. С другой стороны, годовая динамика смертности от острой пневмонии в отдельных возрастных группах характеризовалась совершенно иными закономерностями.

Во-первых, показатели смертности от острой пневмонии не имели выраженного снижения, свойственного показателям смертности от гриппа и ОРЗ. При сравнении средних данных по всему населению за указанные выше промежутки времени после 1983 г. они оказались даже в1,2 раза выше. Во-вторых, параллельное снижение смертности от гриппа и ОРЗ и острой пневмонии наблюдалось только в возрастных группах детей 0-2 и 3-14 лет.

В этих группах средний показатель смертности от острой пневмонии после 1983 г. был ниже в 3,3-4,9 раза. Далее с возрастом эти соотношения имели обратные величины с превышением средних показателей до 1983 г. в 0,9-2,3 раза. Следует отметить, что в возрастных группах населения старше 30 лет показатели смертности от острой пневмонии в разные годы в определенной степени варьировали. Однако резкий подъем этих показателей произошел в 1993-98 гг. и по сравнению с предыдущими годами увеличение числа смертных случаев от острой пневмонии отмечалось в группах населения от 30 лет и старше в 2,1-4,6 раза.

При оценке соотношений годовых показателей смертности от гриппа, ОРЗ и острой пневмонии выявилось, что кратность различий между этими показателями с годами увеличивалась. Особенно ярко это проявилось в группах населения старше 30 лет, у которых среднегодовая смертность от острой пневмонии была в 23,2-50,5 раза выше, чем средняя смертность от гриппа и ОРЗ.

В половой структуре смертности от острой пневмонии доля мужчин составляла в среднем 62,3%, женщин – 37,7%, от гриппа и ОРЗ — 53,0% и 47,1% соответственно. Данные показатели были относительно устойчивы на протяжении всего периода наблюдения за исключением 1993-96 гг., когда доля мужчин в числе умерших от острой пневмонии увеличилась до 70,3-73,2%.

Рассмотренные фактические данные о динамике годовой смертности от гриппа и ОРЗ за длительный период времени в определенной степени являются отражением естественного проявления эпидемического процесса в современных условиях. Снижение смертности от этих нозологических форм происходило на фоне падения годовых показателей заболеваемости. Так, по сравнению с 1969-83 гг. в последние 15 лет годовая заболеваемость гриппом и ОРЗ по данным обращений населения за медицинской помощью снизилась на 21%. Аналогичная картина отмечается и по заболеваемости во время эпидемий гриппа, когда в вышеуказанные периоды она снизилась на 34%. Установленная закономерность была характерной для всех возрастных групп населения, и между этими процессами выявлялась определенная корреляционная зависимость (R=0,33-0,81), хотя при различных комбинациях выборки коэффициент корреляции оказывался недостоверным. Снижение показателей заболеваемости и смертности от гриппа и ОРЗ, по нашему мнению, является следствием ряда факторов, среди которых ведущую роль играет наличие коллективного иммунитета к гриппу. По данным ряда исследователей, длительная циркуляция вируса гриппа А/Гонконг/1/68(H3N2) и его антигенных вариантов, а также «возвращение» на эпидемическую орбиту в 1977 г. вируса гриппа А(H1N1) привело к формированию значительной прослойки невосприимчивого к гриппу населения. Этим объясняется тот факт, что в последние годы эпидемии поражают в основном детские контингенты [4, 5, 9].

Из литературы известно, что вирусы гриппа, парагриппа и RS-инфекции являются одной из причин развития острой пневмонии. В то же время, как отмечает академик А.Г.Чучалин [7], в этиологии острых пневмоний, спектр возбудителей довольно широк и одним из условий эффективной профилактики и лечения этого заболевания является повышение качества диагностической работы. Другим, возможно более важным, направлением является специфическая иммунопрофилактика.

Профилактика пневмоний имеет решающее значение в снижении смертности от респираторных инфекций.

В России в настоящее время зарегистрировано и применяется большое количество современных и эффективных вакцин для профилактики острых воспалительных заболеваний верхних дыхательных путей. В частности, для профилактики гриппа применяются вакцины разных классов: препараты на основе аттенуированных вирусов гриппа, инактивированные цельновирионные, сплит- и субъединичные вакцины отечественного и зарубежного производства.

Большинство зарегистрированных препаратов производится с учетом как международных, так и российских рекомендаций по штаммовому составу и это, при условии широкого охвата населения прививками, будет иметь существенное влияние как на структуру смертности от гриппа, так и на ход эпидемического процесса в целом.

Важно отметить, что только сплит- и субъединичные вакцины рекомендованы для профилактики гриппа у детей самых ранимых, как показывает настоящее исследование, возрастов – 0-2 года. Нам представляется, что профилактика гриппа должна носить приоритетный характер именно для данного возрастного контингента, поскольку таким образомудастся непосредственно повлиять на смертность вследствие гриппа.

Другой нозологией, оказывающей существенное влияние на совокупную смертность вследствие заболеваний органов дыхания, являются пневмонии, вызванные пневмококками. По данным российских исследований [6], пневмококки ответственны за 35-50% из этиологически диагностированных случаев внебольничных пневмоний. Зарубежные исследователи также указывают на широкое распространение пневмоний данной этиологии — по данным Leophonte P., (1993) смертность в группах риска достигает 40%. Вакцины против пневмококковой инфекции применяются за рубежом с 1983 г. В практике используются 4-, 9-, 23-валентные препараты, включающие в себя штаммы наиболее актуальных серотипов пневмококков.

В 1998 г. в Санкт-Петербурге на базе Военно-медицинской Академии были проведены исследования новой для России вакцины против пневмококковой инфекции «ПНЕВМО 23» [1]. Получены результаты, свидетельствующие не только о высокой иммуногенности и хорошей переносимости данного препарата, но и о клиническом эффекте этой вакцины.

В группе привитых вакциной «ПНЕВМО 23» по сравнению с группой контроля отмечено снижение заболеваемости ОРЗ в 2,24 раза, острыми бронхитами – в 12,97 раз и пневмониями – в 6,14 раз.

Подводя итог, хотелось бы особо выделить следующие результаты нашего исследования:

  • Усредненный показатель смертности от гриппа и ОРЗ у детей младшего возраста (0-2 г.) в 14-69 раз выше, чем в остальных возрастных группах. Средний показатель смертности (83,4) от острой пневмонии самый высокий в этой же группе детей.
  • Суммарный удельный вес гриппа, ОРЗ и острой пневмонии в смертности от всех болезней органов дыхания составляет в среднем 37,4-49,8%.
  • В общей динамике показатели смертности от острой пневмонии не имеют выраженного снижения, свойственного показателям смертности от гриппа и ОРЗ.
  • Резкий подъем показателей смертности в возрастных группах населения старше 30 лет от острой пневмонии произошел в 1993-98 гг. По сравнению с предыдущими годами смертность от острой пневмонии в этих возрастных группах увеличилась в 2,1-4,6 раза.
  • В настоящее время в России для эффективной профилактики гриппа и пневмококковой инфекции доступны специфические вакцины. При достаточном охвате населения с приоритетом наиболее уязвимых групп можно существенно снизить смертность вследствие ОРЗ, гриппа и пневмоний.

ЛИТЕРАТУРА

  1. Жоголев С.Д. и др. // Матер. научн. конф. «Вирусные инф. на пороге XXI века». – СПб., 1999. – С.231.
  2. Жуков А.О. // Пробл. гриппа и ОРЗ.// – Л., 1977. – Т.18. – С.78-80.
  3. Иванников Ю.Г. и др. // Вестн. РАМН. – 1995. – №9. – С.3-7.
  4. Иванников Ю.Г. и др. // Вопр. вирусол. – 1975. – №1. – С.113-116.
  5. Карпухин Г.И. и др. // Пробл. гриппа и ОРЗ. – 1979. – №23. – С.5-17.
  6. Синопальников А.И. и др. // Военно-мед. журн. – 1997. – №12. – С.20-25.
  7. Чучалин А.Г. // Рус. мед. журн. – 1995. – Т.1,№4. – С.10-14.
  8. Шаханина И.Л. // Здравоохранение. – 1998. – №9. – С.169-172.
  9. Шварцман Я.С. // Вопр.вирусол. – 1975. – №1. – С.113-116.
  10. Armstrong G.L. et al. // Jama. – 1999. – V.281, No.1. – P.61-66.
  11. Edwin D. et al. // Influenza. – 1987.
  12. Kunst A.E. et al. // Amer. J. Epidemiol. –1993. – V.237, No.3. – P.331.
  13. Pelletier D.L. et al. // Schrocder WHO. – 1995. – V.73, No.4. – P.443-448.

© И.Г.Маринич, О.Ф.Тимошенко, Г.С.Игнатьева, И.В.Морозов, 1999

Грипп как приговор

Текущая эпидемия гриппа в Соединённых Штатах не только стала самой страшной в истории страны, но и нанесла сокрушительный удар по борьбе человечества с вирусами. Как показывает анализ сотен смертей, произошедших по причине заражения гриппом с начала осени 2017 года, больных не спасают ни суперсовременные лекарства, ни оперативная госпитализация.

Вот лишь несколько случаев, которые шокировали миллионы американцев.

10-летний Нико Маллоззи из Коннектикута почувствовал себя плохо на турнире по хоккею в нью-йоркском Баффало, который он посещал с родственниками в качестве зрителя. Аптечные средства не помогли и родители обратились в госпиталь. В больнице Нико поставили диагноз “грипп типа В, осложнённый пневмонией”. Через 48 часов ребёнок скончался.

“Нико был замечательным мальчиком, которого любила вся школа за всегда хорошее настроение и искреннюю улыбку”, — такая надпись появилась на сайте образовательного учреждения, где учился Маллоззи.

12-летняя Алиса Алкараз из Калифорнии обратилось к доктору с симптомами гриппа и получила совет сидеть дома, пить таблетки и сироп от кашля. Менее чем через сутки девочка начала задыхаться. Спустя несколько часов на больничной койке её сердце остановилось.

Помимо гриппа врачи диагностировали септический шок от инфекции стрептококка в крови.

20-летняя Алани Мурриета, мать двоих детей из Аризоны, попала в госпиталь через сутки после диагноза своего лечащего врача — “грипп”. Спустя некоторое время она впала в кому и была подключена к аппарату вентиляции лёгких. Смерть в результате гриппа и пневмонии повергла в шок родственников Алани. Без матери остались двое детей в возрасте 2 года и 6 месяцев.

Подобных смертей — огромное количество. Грипп убивает людей разного возраста и по всей стране за 24 — 72 часа и близкие погибших не могут поверить в произошедшее.

Независимые эпидемиологи требуют от Центра по профилактике и лечению заболеваний (CDC) объявить чрезвычайное положение, однако государственная служба боится народной паники. Именно по этой причине сюжеты о гриппе растворяются в общей массе политических новостей о Трампе и вашингтонском хаосе.

Статистика смертности от гриппа в этом году вызывает серьёзную озабоченность. Лишь несколько штатов объявили, что численность жертв перевалила за тысячу человек. Остальные молчат и стараются вообще не упоминать о сильнейшем вирусе, который по неподтверждённым данным убил уже более 50 тысяч американцев за пять последних месяцев.

CDC, напомним, не подсчитывает взрослых, умерших от гриппа. Однако даже данные о погибших детях в текущем инфекционном сезоне сильно разнятся.

Я не сторонник конспирологических теорий, но в комментариях под немногочисленными статьями о гриппе в федеральных СМИ люди постоянно сообщают об эпидемии в их районах, отсутствии свободных больничных коек, неэффективных лекарствах и бездействии мэров, губернаторов и всего федерального правительства.

Тем временем, эпидемиологи поражены быстротой развития заболевания и свойству гриппа активировать хронические недомогания. Вирус давит на самые слабые места в организме и быстро разрушает иммунитет. Даже здоровые люди с большим трудом восстанавливаются после заражения и порой на это уходит 10 — 14 дней.

“Я провёл две недели в госпитале и чудом выкарабкался, — написал переболевший гриппом 40-летний житель Техаса Джек Н. — Мой врач сказал, что мы проигрываем войну вирусам. Грипп нашёл способ наказать нас за десятилетия безрассудного употребления всевозможных таблеток. Лекарства неэффективны и наш иммунитет слишком слаб. Добро пожаловать в 21-й век”.

Нынешняя эпидемия гриппа стала следствием открытого несколько лет назад superbug — бактерии, устойчивой к антибиотикам. Она, фактически, стала началом конца медицинской эры, где большинство болезней лечилось антибиотиками.

Проблема в том, что ничего лучшего медицина предложить не может, и в ближайшие годы все известные человечеству инфекционные болезни — от гриппа до сифилиса — станут значительно сильнее и разрушительнее.

Все заявления о том, что человечество смогло их победить, являются наивным вымыслом.

В нынешнем сезоне гриппа настораживает ещё и тот факт, что борцы с заболеванием подозрительно мало упоминают о мёде, лимоне, чесноке и других способах укрепить иммунитет. Первыми это заметили жители Австралии, которые традиционно переживают эпидемию гриппа раньше американцев. Причина замалчивания “народных средств” — неэффективность. Многим заболевшим уже не помогает лечение горячим чаем и тремя одеялами для сохранения тепла.

Нынешняя эпидемия гриппа ещё раз показала, как сильно человечество заблуждалось в своём всесилии над бактериями. Ещё несколько лет назад CDC в своих отчётах хвасталось суперэффективными вакцинами от гриппа и грядущей победой над заболеванием. Теперь борцы с вирусами притихли. Они невнятно объясняют низкую эффективность вакцины от гриппа (помогает в 20% — 3-% случаев) и готовятся к борьбе с бактериями, игнорирующими антибиотики.

Еще по теме:

  • История болезни у ребенка с пневмонией История болезни. Диагноз: Острая пневмония. Очаговая, внебольничная неосложнонная нижнедолевая левосторонная, острое течение Страницы работы Фрагмент текста работы ИВАНОВСКАЯ ГОСУДАРСТВЕННАЯ МЕДИЦИНСКАЯ АКАДЕМИЯ Кафедра детских […]
  • Центры лечения спида в москве Центры лечения спида в москве Московский городской центр профилактики и борьбы со СПИДом Департамента Здравоохранения города Москвы (МГЦ СПИД) является основным звеном городской службы профилактики ВИЧ-инфекции и оказания медицинской […]
  • История болезни по хроническому гепатиту с ИСТОРИЯ БОЛЕЗНИ 6.1. Необходимо стремиться к сдерживанию прогрессирования ИБС и возможной коррекции ее течения. 6.2. Больному требуется постельный режим, стол №9, исключение всяких физических нагрузок, стрессов. Желателен присмотр […]
  • Кровь гепатит с попала на руку Кровь больного гепатитом с попала на кожу Профилактика вирусного гепатита С Профилактика заражения В этой статье мы решили не повторять многочисленные материалы о «мерах профилактики » и «санитарно-эпидемиологической обстановке», […]
  • Сепсис у новорожденного ребенка Сепсис у новорожденного ребенка Термин «сепсис» был придуман еще в IV веке до н.э. Аристотелем. Так он описал интоксикацию организма и гниение тканей, приводящее к смерти. Хотя в 80-е годы наметилась тенденция к уменьшению […]
  • Не положили в больницу с пневмонией Мамы деток, болвших пневмонией, поговорите со мной.. Т.к. вы неавторизованы на сайте. Войти. Т.к. вы не трастовый пользователь (не подтвержден телефон). Укажите и подтвердите телефон. Подробнее о трастовости. Т.к. тема является […]